Анализ стихотворения Блока «Незнакомка»

Анализ стихотворения Блока «Незнакомка»

Сам Блок в 1910 году написал статью «О современном состоянии русского символизма», в которой толковал «Незнакомку» как «венец» и символ «декадентского», «ночного» начала: «… Я произвел магические заклинания, и передо мною возникло наконец то, что я (лично) называю «Незнакомкой»: красавица кукла, синий призрак, земное чудо… Незнакомка. Это вовсе не просто дама в черном платье со страусовыми перьями на шляпе. Это – дьявольский сплав из многих миров, преимущественно синего и лилового. Если бы я обладал средствами Врубеля, я бы создал Демона; но всякий делает то, что ему назначено». Действительно, никто не истолкует произведение автора лучше самого автора. «Я бы создал Демона»… Видать потому общий фон стихотворения – какой-то черный.

Наряду с чертовщиной в стихотворении ярко описана реальность. В 1906 году было написано оно, а как будто сейчас.

По вечерам над ресторанами

Вечерний воздух дик и глух,

И правит окриками пьяными

Весенний и тлетворный дух.

Провозглашая каждое слово, автор описывает что-то, на первый взгляд, невообразимое. Например, «весенний и тлетворный дух». Это как? Ведь весна – это пробуждение природы, птички, знаете ли, поют, зимние сугробы тают. Это что, какой-то другой, не мирской, город? Нет. Это – Россия!

«Испытанные остряки» каждый вечер гуляют с дамами по канавам. Это такой новый вид гуляния – «по канавам»? Нет, это – Россия. Сейчас «джентльмены» (трижды в кавычках) тоже, нужно сказать, не блещут эрудицией, и дальше канав никуда с дамами гулять не могут. «Над озером скрипят уключины, // И раздается женский визг»… А дамы-то! Им, похоже, это нравится. Таких, пожалуй, можно и по канавам гулять…

«А в небе, ко всему приученный, // Бессмысленно кривится диск». У Блока именно диск, а не луна, кривится. Диск – это олицетворение Вечности. Луна многое повидала на своем веку и сейчас видит не самую лучшую картину – потому и кривится. Ей противно светить для этих «остряков» с дамами.

Мы плавно переносимся в грязный, черный кабак. Какой же кабак без пьяниц – вон они, за тем столиком, «In vino veritas!» кричат. Вот это, пожалуй, единственное, что отличает реальность вековой давности и сегодняшний день – сегодня пьяницы и полслова не выкрикнут по латыни. (Да и трезвые тоже!)

И тут, посреди картины, входит Демон с первого абзаца – «Девичий стан, шелками схваченный, // В туманном движется окне». Она всегда одна, всегда в одно и то же время приходит и садится у окна. Поэт смотрит на эту девушку и представляет себе «берег очарованный» и «очарованную даль». Значит ли это, что ему не спокойно? Он понимает, что то, чем он занят сейчас, не идет ни в какое сравнение с тем, что таит в себе темная вуаль Незнакомки.

Он пишет «Глухие тайны мне поручены, // Мне чье-то сердце вручено, // И все души моей излучины // Пронзило крепкое вино». Опять хлебнул? Думаю, нет. Здесь высокая мысль зарыта, только вот понять я ее пока не могу.

Очень сложно разбирать поэтов-символистов. Например вот эти слова: «И перья страуса склоненные // В моем качаются мозгу, // И очи синие бездонные // Цветут на дальнем берегу». Какой смысл заключен в этом отрывке?

В мире есть два таланта – писать стихи и понимать их. С грустью приходится понимать, что все остроумие начала стиха исчезло, как только в кабак вошел этот Демон.

В моей душе лежит сокровище,

И ключ поручен только мне!

Ты право, пьяное чудовище!

Я знаю: истина в вине.

Print Friendly
Print Friendly
© 2016 Инфошкола