Анализ стихотворения «Русь советская»

Тот ураган прошел.Нас мало уцелело.

На перекличке дружбы многих нет.

Я вновь вернулся в край осиротелый,

В котором не был восемь лет.

 

Кого позвать мне? С кем мне поделиться

Той грустной радостью, что я остался жив?

Здесь даже мельница – бревенчатая птица

С крылом единственным – стоит, глаза смежив.

 

Я никому здесь не знаком,

А те, что помнили, давно забыли.

И там, где был когда-то отчий дом,

Теперь лежит зола да слой дорожной пыли.

 

А жизнь кипит.

Вокруг меня снуют

И старые и молодые лица.

Но некому мне шляпой поклониться,

Ни в чьих глазах не нахожу приют.

 

 

И в голове моей проходят думы:

Что родина?

Ужели это сны?

Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый

Бог весть с какой далекой стороны.

 

И это я!

Я, гражданин села,

Которое лишь тем и будет знаменито,

Что здесь когда-то баба родила

Российского скандального пиита.

 

Но голос мысли сердцу говорит:

«Опомнись! Чем же ты обижен?

Ведь это только новый свет горит

Другого поколения у хижин.

 

Уже ты стал немного отцветать,

Другие юноши поют другие песни.

Они, пожалуй, будут интересней –

Уж не село, а вся земля им мать».

 

Ах, родина! Какой я стал смешной.

На щеки впалые летит сухой румянец,

Язык сограждан стал мне как чужой,

В своей стране я словно иностранец.

 

Вот вижу я:

Воскресные сельчане

У волости, как в церковь, собрались.

Корявыми немытыми речами

Они свою обсуживают «жись».

 

Уж вечер. Жидкой позолотой

Закат обрызгал серые поля,

И ноги босые, как телки под ворота,

Уткнули по канавам тополя.

 

Хромой красноармеец с ликом сонным,

В воспоминаниях морщиня лоб,

Рассказывает важно о Буденном,

О том, как красные отбили Перекоп.

 

«Уж мы его – и этак, и разэтак, —

Буржуя энтого…которого…в Крыму…»

И клены морщатся ушами длинных веток,

И бабы охают в немую полутьму.

 

С горы идет крестьянский комсомол,

И под гармонику, наяривая рьяно,

Поют агитки Бедного Демьяна,

Веселым криком оглашая дол.

 

Вот так страна!

Какого ж я рожна

Орал в стихах, что я с народом дружен?

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

 

Ну что ж!

Прости, родной приют.

Чем сослужил тебе, и тем уж я доволен,

Пускай меня сегодня не поют –

Я пел тогда, когда был край мой болен.

 

Приемлю все.

Как есть все принимаю.

Готов идти по выбитым следам.

Отдам всю душу октябрю и маю,

Но только лиры милой не отдам.

 

Я не отдам ее в чужие руки,

Ни матери, ни другу, ни жене.

Лишь только мне она свои вверяла звуки

И песни нежные лишь только пела мне.

 

Цветите, юные! И здоровейте телом!

У вас иная жизнь, у вас другой напев.

А я пойду один к неведомым пределам,

Душой бунтующей навеки присмирев.

 

Но и тогда,

Когда во всей планете

Пройдет вражда племен,

Исчезнет ложь и грусть, –

 

Я буду воспевать

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким «Русь».

В 1924 г. Есенин первым среди литераторов того времени затронул в своих стихах тему судьбы “родных обителей” с точки зрения вновь обретенного взгляда на мир. Первым таким произведением стало стихотворение “Возвращение на Родину”, в котором звучит глубокая тоска и печаль от необратимо наступающих перемен в жизни родины и странное чувство незримой пропасти, которая пролегла между лирическим героем и “новой” деревней.

С огромной, почти эпической силой эта тема прозвучала в написанном тогда же стихотворении “Русь советская”. Это одно из самых глубоких и совершенных созданий позднего Есенина.

Само название “Русь советская” уже говорит о сложности восприятия Есениным тогдашнего уклада жизни. Слово “Русь” напоминает о многовековых традициях русского народа, о его вере, о сложном и славном историческом пути родной страны. А прилагательное “советская” звучит как антитеза, это слово говорит уже о новом строе, не имеющим ничего общего с Русью, православной Русью.

В первой же строке стихотворения звучит мотив революции, которую автор сравнивает с ураганом. Такое сравнение достаточно традиционно в русской литературе. В первом четверостишии просматривается параллель с Пушкиным, с его стихотворением “Вновь я посетил…”

…Вновь я посетил тот уголок земли,

Где я провел изгнанником два года незаметных,

Как здесь, так и в “Руси советской” звучит мотив утраченного дома. В третьем стихе Есенин использует метафору “край осиротелый”, чтобы подчеркнуть опустошенность, которую лирический герой ощутил, вернувшись в родную деревню. И действительно, эпитет “осиротелый” как нельзя лучше подходит к описанию теперешней России. Речь идет не столько об осиротевших семьях, сколько о потере исторической государственности, веры, сердечной теплоты. Здесь можно также услышать и библейский мотив блудного сына, который вернулся на родину после долгих лет странствий. Но, в отличие от библейского героя, лирический герой стихотворения не находит в родном краю прощения и радушной встречи. Наоборот, он ощущает здесь одиночество и отчужденность:

Кому сказать мне, с кем мне поделиться

Той грустной радостью, что я остался жив?

Оксюморон “грустная радость” еще более усиливает печальную интонацию этих строк. Во второй строфе появляется образ мельницы как символа родины, символа русской деревни. Эту мельницу автор сравнивает с птицей “с крылом единственным”. Здесь слышится мотив ущербности. Как птица, неспособная летать, теряет смысл жизни, так и мельница в “новой” деревне утратила свое назначение.

В третьей строфе мотив сгоревшего дома, мотив пепелища перекликается со стихотворением Пушкина “Два чувства дивно близки нам…” Строки Есенина во многом автобиографичны. Известно, что в 1922 г. дом родителей Есенина сгорел. Но здесь пепелище на месте отчего дома олицетворяет скорее крушение старого мира, старого уклада жизни на фоне нового миропорядка.

В начале четвертой строфы “ломается” стихотворная строка. Автор выносит поэтическую мысль “А жизнь кипит…” в отдельную строку, после которой следует пауза. Здесь в глаза бросается антитеза, основанная на контрасте между суетой жизни и раздумьем лирического героя. Также звучит мотив изгнанника в родной стране. “Ни в чьих глазах” лирический герой не находит любви и понимания.

Первые 4 строфы можно назвать вступительной частью стихотворения. Главная начинается с рассуждения лирического героя. “Что Родина?” Автор выделяет этот риторический вопрос в отдельную строку, чтобы подчеркнуть его значимость. Продолжает развиваться мотив отчужденности лирического героя в родном краю. При этом лирический герой называет себя “пилигрим угрюмый”, говорит, что “в своей стране … словно иностранец”. Интересно сравнение “пилигрим”, т.е. паломник, странник, который отрекся от мирской жизни ради веры, который живет в своем, особенном мире, и люди часто его не понимают. Лирический герой, вопреки всему, верит в свою родину, в свое отечество и не может принять новой “веры”.

Ирония и боль слышатся в шестой строфе стихотворения. Первая строка выделена как риторическое восклицание. Здесь автор опять использует антитезу, совмещая в одной строфе совершенно разные по стилю слова: “баба” и “пиит”. И все это работает на усиление того болезненного чувства, которое испытывает герой. Здесь начинает звучать тема поэта и его страны.

Далее слышится мотив разлада между умом и сердцем лирического героя. Умом он понимает произошедшие перемены и верит: будущее — за молодым поколением. Но сердце отказывается принимать “новую” жизнь, чувствует лишь боль. Очень необычно, что сравнительно молодой человек
(в момент написания стихотворения Есенину было 29 лет) уступает дорогу другому поколению:

Уже ты стал немного отцветать,

Другие юноши поют другие песни.

Они, пожалуй, будут интересней —

Уж не село, а вся земля им мать.

Здесь появляется мотив завершенности жизни. В следующей строфе можно заметить прямую перекличку с уже упомянутым стихотворением “Возвращение на родину”:

И вот сестра разводит,

Раскрыв, как Библию, пузатый “Капитал”,

О Марксе, Энгельсе…

Ни при какой погоде

Я этих книг, конечно, не читал.

Эти строки в каком-то смысле объясняют фразу: ”Язык сограждан стал мне как чужой”.

Далее в стихотворении появляется эпический элемент — сюжетные картинки, с помощью которых автор изображает жизнь “новой” деревни. Для придания красочности и правдоподобия этим картинкам поэт включает слова деревенского обихода, такие, как “жись”, “буржуя энтого” и т.д. Сравнивая собрания у волости с воскресным посещением церкви, поэт поднимает проблему попранной веры.

Прием олицетворения, с помощью которого создается образ природы, был характерен и для юного Есенина. Но теперь поэт использует такие эпитеты, как “жидкий”, “босые”, сравнивает тополя с ногами тёлок. Всё это создает весьма приземленный образ деревенской природы, созвучный настроению стихотворения.

Пятнадцатая строфа стихотворения является его кульминацией.

Вот так страна!

Какого ж я рожна

Орал в стихах, что я с народом дружен?

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Это крик души. Здесь размышления о родной стране достигают своего апогея, герой до конца сознает свою ненужность в “новом” мире, поняв, какая непроходимая пропасть лежит теперь между ним и воспетым им когда-то русским народом. С помощью ассонанса (страна — рожна — орал — нужна) автор выделяет это четверостишие.

Далее наступает перелом: слышен мотив смирения. В шестнадцатой строфе Есенин употребляет самое поэтичное обращение к родине — “родной приют”.

Заключительная часть стихотворения начинается с инверсии и повтора (Приемлю все // как есть все принимаю). Этот прием автор применяет для усиления логического ударения, подчеркивая готовность следовать горькому, но неизбежному жребию, “готов идти по выбитым следам”.

Отдам всю душу октябрю и маю,

Но только лиры милой не отдам, —

в этих строках выражена двойственность мироощущения поэта. Он готов смириться с новым укладом жизни, но свой дар не может приспособить к нему.

В предпоследней строфе завершается мотив смирения, примирения с действительностью. И герой желает молодому поколению: “Цветите, юные! И здоровейте телом!” Автор использует одно и то же слово для создания различных образов (“отцветать” — “цветите”), тем самым создавая своеобразную перекличку: («…Я стал… отцветать» — «Цветите, юные…»).

Герой желает молодому поколению здороветь именно телом. Не потому ли, что “здороветь” душой под распеваемые “агитки” очень трудно?

Последние две строки этого четверостишия завершают тему одиночества, сближая ее с темой вечного.

Можно заметить, что в стихотворении присутствуют разные ритмы: сначала это лирическая интонация, затем почти частушка, и в заключение — опять лирическая интонация. И лишь в последней строфе на смену этой интонации, вполне соответствующей мотиву смирения, приходит твёрдое патетическое признание, как бы вопреки всему, о чем говорилось прежде. Эта строфа написана четким, торжественным ямбом. Эти строки утверждают одно: Русь жива. Советская- это лишь одна из форм существования великой, духовно неиссякаемой страны, которую Есенин всегда воспевал в своем творчестве.

Задание:

1. С чего автор сочинения начинает анализ стихотворения? Соответствует ли вступление своему назначению и в чем это выражается?

2. Автор сочинения разбирает стихотворение, как бы медленно перечитывая его и комментируя. Почему такой подход нельзя считать пересказом? В каких случаях, на ваш взгляд, можно воспользоваться этим приемом?

3. Автор сочинения стремится анализировать стихотворение в единстве содержания и формы. Отметьте, когда ему это удается. Опишите, что он для этого делает.

4. Как завершается работа? Если заключительная часть сочинения кажется вам недостаточно полной, расширьте ее.

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола