Анализ стихотворения “Святая ночь на небосклон взошла”

Святая ночь на небосклон взошла,

И день отрадный, день любезный

Как золотой покров она свила,

Покров, накинутый над бездной.

И, как виденье, внешний мир ушел…

И человек, как сирота бездомный,

Стоит теперь, и немощен и гол,

Лицом к лицу пред пропастию темной.

 

На самого себя покинут он –

Упразднен ум, и мысль осиротела –

В душе своей, как в бездне, погружен,

И нет извне опоры, ни предела…

И чудится давно минувшим сном

Ему теперь все светлое, живое…

И в чуждом, неразгаданном, ночном

Он узнает наследье родовое.

Творчество Тютчева как единое целое представляет собой романтическое толкование человеком девятнадцатого века проблем своего поколения. В лирике поэта в глубоко своеобразной поэтической форме отразилась философская мысль его эпохи, мысль о бытии природы и вселенной, о связях человеческого существования с вселенской жизнью. Главный пафос творчества Тютчева — в проблеме истоков, корней бытия: что такое Вселенная и Земля, каковы тайны первородных стихий, какое место занимает Человек в мире и в чем его Судьба. Как бы возвращаясь к исходным темам познания людьми мира, поэт создает поэтические философские созерцания. Таковым является стихотворение “Святая ночь на небосклон взошла…”, в котором звучит тема ночи — одна из основных тем лирики природы у Тютчева.

Как во многих других, так и в этом стихотворении, картина, нарисованная поэтом, носит характер внебытовой; она лишена точных признаков времени и места действия. Это примета романтико-философской поэзии. Такой род изображения выводит поднятую проблему за пределы частного и помогает решить ее в философском, обобщенном ключе.

Основу стихотворения составляет антитеза “дня любезного” и “святой ночи”, которая помогает человеку проникнуть в “тайное тайных”. Вместе с тем ночь является носителем загадок и тайн всего мироздания. Может быть, поэтому ночь в изображении поэта предстает столь величественной и столь трагической. В ночи человек как сирота, он чувствует себя безмерно одиноким. Тема одиночества, в начале стихотворения только намеченная, данная слегка и приглушенно, при описании ночи и чувств человека звучит сильно и полнозвучно. Но в этом роковом космическом одиночестве и дано человеку познать мир и самого себя. Ночь раскрывает перед ним глубочайшие бездны и сокровеннейшие тайны — и это знание для человека самое высокое. Тютчева-поэта и его героя пугает и одновременно влечет к себе непостижимость, и все непостижимое воплощается для него в конечном счете в понятии “пропасть”. “Пропасть” есть и величайшая тайна, и скрытая “роковая” основа всего сущего. В ней и подсознание, и само сознание, и человеческая душа, таинственная в своих противоречиях. “Пропасть” — это те бездны, которые постоянно держат человека в своей власти и которые открываются перед ним в ночном безмолвии, а ночь, при всей своей призрачности и трагичности колорита, для Тютчева прежде всего “святая”, поэтому мрачное и святое в сознании поэта и в строках стихотворения слились воедино, а понятие “пропасть” в равной мере космическое и обобщенно-психологическое.

Самые трагические вопросы человеческого бытия поэтически и духовно решаются у Тютчева в пантеистическом духе. В стихотворении “Святая ночь на небосклон взошла…” автор выступает одновременно и поэтом-философом, и поэтом-психологом. Психологизм Тютчева тем более сродни философии, что он стремится к обобщению, отталкиваясь от частного. В стихотворении поэт говорит, как правило, не о психологии конкретного человека и конкретном случае, а о возможной психологии всякой человеческой души, о великом чуде природы, о ночном, о всемирном молчании. И говорит он это отрешенными от всего земного и прозаического словами.

Отрешенность усиливает и архаический язык. Четырехстопный ямб у поэта выглядит величественным и торжественным, и слова ямбического стиха кажутся возвышенными, хотя среди них нет прямых архаизмов. Во многом эта торжественность звучания обусловлена тем, что стих строится в основном не на коротких односложных, а на длинных многосложных словах (небосклон, отрадный, покинутый и др.). Настроение и интонацию создают и периодическое сочетание звонких звуков д-н-р-дн-д-н-… при описании “дня отрадного” и глухих и шипящих ст-ск-ч-ш-шн-шл при описании “святой ночи”. А в создании романтико-философского пафоса помогает употребление многочисленных сравнений, олицетворений, метафор и эпитетов.

Итак, стихотворение “Святая ночь на небосклон взошла…”, несомненно, является одним из ярких примеров философско-пантеистической лирики поэта. Творчество Тютчева, богатое такими шедеврами, относится к непреходящим ценностям русской классической литературы, которая и в наши дни своей целостностью, гармоничностью и лиризмом обогащает духовную культуру человека.

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола