Базаров и Павел Петрович

Обоюдная неприязнь Павла Петровича Кирсанова и Базарова проявляется задолго до споров, в которых отчетливо определился антагонизм их воззрений. Еще, в сущности, ничего не зная друг о друге, они уже враждебно настораживаются.

Происходит это потому, что Тургенев мимолетными указаниями на отдельные черточки их внешности и поведения вызывает у этих героев повышенно пристрастное внимание друг к другу и, таким образом, помогает им еще до споров определить и подготовить свои позиции. Знакомясь с Базаровым, Николай Петрович «крепко стиснул его обнаженную, красную руку, которую тот не сразу ему подал».

Само по себе то обстоятельство, что Базаров при знакомстве с Николаем Петровичем «не сразу ему подал» свою руку, казалось бы, ничем не примечательно. Но вот это ничем не примечательное обстоятельство повторяется — при знакомстве Базарова с Павлом Петровичем, тот поступает аналогично Базарову, только значительно определеннее. Он тоже не торопится обменяться рукопожатием. Больше того, при этом он не только «не сразу ему подал» свою руку, но и вообще ее не подал и даже положил ее обратно в карман.

У Павла Петровича красивая рука «с длинными розовыми ногтями», которая кажется «еще красивей от снежной белизны рукавчика, застегнутого одиноким крупным опалом». У Базарова же красная рука и одет он, по собственному его выражению, в «одежонку», которую слуга Прокофьич, привыкший к аристократическому туалету своих господ, унес в чистку с недоуменной миной на лице.

В этом все дело. Базаровская «одежонка» и красная рука, очевидно свидетельствующая о незнакомстве с перчатками, режут глаза Павлу Петровичу: он сразу же узнает демократа по этим явно «разоблачающим» признакам. Базаров, когда его не трогают, безразлично небрежен в отношениях с дворянами. Пример- первая его встреча с Николаем Петровичем, дворянином, не выставляющим напоказ своих аристократических привычек. Поэтому Базаров хотя и «не сразу», но все же подает ему руку.

Читайте также:  Идея романа "Отцы и дети"

Что же касается Павла Петровича, то уже в результате первого мимолетного знакомства с ним демократическая натура Базарова не могла не возмутиться. «Ногти-то, ногти, хоть на выставку посылай!» — замечает он иронически, оставшись вдвоем с Аркадием. Той же монетой платит Базарову и Павел Петрович, речь которого полна подчеркнутого сарказма:
«Кто сей?» — спросил Павел Петрович у брата по уходе Базарова.
— Приятель Аркаши …
— Этот волосатый?
-Ну, да.

Павел Петрович постучал ногтями по столу». Слова «сей» и «волосатый» вместе с многозначительным жестом в конце не сопровождаются никакими авторскими пояснениями. Тем не менее, существо в этот момент испытываемых Павлом Петровичем чувств и так ясно. Вообще, желчное аристократическое презрение Павла Петровича по отношению к Базарову постоянно сказывается в репликах, подобных вышеприведенным.

Он явно избегает даже называть Базарова по имени или по фамилии, предпочитая обойтись с помощью какого-нибудь иносказательного оборота. В одном месте он роняет вскользь: «вот и господин нигилист пожаловал». В другом — «сеньор этот». Можно отметить только единственный случай упоминания Павлом Петровичем фамилии Базарова, но и тогда бросается в глаза пренебрежительно иронический смысл высказывания. Когда Павел Петрович узнал, что Базаров сын человека недворянской профессии, — полкового лекаря, да еще такого, который служил в дивизии его отца, — он произнес многозначительное «гм!», «повел усами» и спросил с «расстановкой»: «Ну, а сам господин Базаров, собственно, что такое?». Ясно, что здесь Базаров назван господином в насмешку.

С точки зрения Павла Петровича, сын лекаря не может быть настоящим господином. В разговорах непосредственно с Базаровым Павел Петрович, правда, отличается изысканной, «леденящей», по определению Тургенева, вежливостью, но и она чаще всего носит лишь декоративный характер, оттеняя кипящие беспокойно-враждебные чувства. Так, однажды с языка «вежливо-сдержанного» Павла Петровича срывается уже в присутствии Базарова: «Прежде молодые люди были просто болванами, а теперь они стали нигилистами».

Читайте также:  Взгляды Павла Петровича Кирсанова

Павел Петрович кичится чувством собственного достоинства, сильно в нем развитым и якобы всегда способным удержать его в границах приличий, о чем он и заявляет брату, умоляющему спорщиков обходиться «без личностей», — но тут же ему чувство собственного достоинства и изменяет. «Не беспокойся, — промолвил он, — я не позабудусь, именно вследствие того чувства достоинства, над которым так трунит господин … господин доктор».

В свете разгоревшегося спора о нигилизме, в результате которого Павел Петрович дошел до высшей степени раздражения, а лицо Базарова «приняло какой-то медный и грубый цвет», оскорбительность этой паузы (господин … господин доктор») не оставляет никаких сомнений. Павел Петрович удержался от того, чтобы прямо в глаза обозвать Базарова «господином нигилистом», но зато выразил это паузой, которая при таких обстоятельствах не проходит незамеченной.

При изображении сцены перед дуэлью и при изображении самой дуэли особенно показательно поведение Базарова. Весь воплощенная джентльменская корректность, Павел Петрович, пришедший вызвать Базарова на дуэль, разговаривает с ним на подчеркнуто официальном языке. Базаров в скрытой форме высмеивает дворянские замашки, отражающиеся в языке Павла Петровича. Делает он это с помощью иронического повторения концов фраз Павла Петровича. Павел Петрович, излагая мотивы вызова, говорит:
«- Мы друг друга терпеть не можем. Чего же больше?
— Чего же больше, — повторил иронически Базаров …
— Что же касается до самих условий поединка, то так как у нас
секундантов не будет — ибо где же их взять?
— Именно, где их взять?»
И перед самой дуэлью. Павел Петрович:
«Мы можем приступить?»
Базаров:
«- Приступим.
— Новых объяснений вы, я полагаю, не требуете?
— Не требую … »
Павел Петрович, подавая пистолеты:
« — Соблаговолите выбрать.
— Соблаговоляю».
Ироническое отношение Базарова ко всей этой отживающей свой век обрядности выражается еще и тем, что само слово дуэль он заменяет словом «побоище». «Петра, — говорит он, — я берусь подготовить надлежащим образом и привести его на место побоища». Выбор слов заменяет здесь описание душевного состояния героя.

Читайте также:  Одинцова и Базаров

Характерен в этом отношении разговор, в котором впервые возникает слово «нигилист».
«Что такое Базаров? — Аркадий усмехнулся. — Хотите, дядюшка,
я вам скажу, что он, собственно, такое?
— Сделай одолжение, племянничек.
— Он нигилист.
— Как? — спросил Николай Петрович, а Павел Петрович поднял на воздух нож с куском масла и остался неподвижен.
— Он нигилист, — повторил Аркадий.
— Нигилист, — проговорил Николай Петрович. — Это от латинского пihil, ничего, сколько я могу судить; стало быть, это слово означает человека, который ничего не признает?
— Скажи: который ничего не уважает, — подхватил Павел Петрович.
— Который ко всему относится с критической точки зрения, — за-
метил Аркадий».

В приведенном отрывке подчеркнуты три значения, вкладываемые персонажами в слово «нигилизм». Одно слово, но различным образом примененное, характеризует совершенно различные психические состояния нескольких действующих лиц. Аркадий слово произносит «отчетливо», с оттенком любования, ему приятно видеть замешательство, вызываемое словом «нигилист» у дяди и отца. Николай Петрович свою интерпретацию слова делает с чувством явной растерянности, а Павел Петрович — с напористо-агрессивным сарказмом. Таков психологический анализ Тургенева отношений Павла Петровича и Базарова.

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола