Характеристика Бориса Годунова

Вариант 1

В своих трагедиях Пушкин показал себя великим знатоком человеческого сердца. В исторической драме «Борис Годунов» рассказана трагедия царя Бориса, достигшего престола неправым путем. Пушкин рисует характер Бориса всесторонне: и как честолюбца, которого мучит совесть, и как мудрого правителя, который искренно желает принести пользу народу, но не может сделать чуда, не может осчастливить разоренную, истерзанную Смутным временем, войнами, болезнями, голодом, боярской эксплуатацией и всякими напастями Русь.

Борис представлен не только как правитель, как царь, но и как человек, семьянин, отец, заботящийся о судьбе своих детей. Пушкин понимал, что не бывает людей абсолютно плохих, как не бывает и абсолютно хороших. Добро и зло в человеческой душе причудливо переплетаются, и очень трудно дать человеку окончательную оценку.

Центральный образ трагедии — Борис Годунов. Изображая царя  Бориса, Пушкин в основном следовал Карамзину, видевшему в царе Борисе преступника, убийцу малолетнего царевича Димитрия. Но творческий гений Пушкина преодолел влияние Карамзина. Пушкин дал в трагедии не односторонний образ царя-убийцы, а живой образ человека во всей глубине, сложности и противоречивости его психологии.

Царь Борис предстает в трагедии как «царь умный, способный и  опытный» (Белинский), как человек, наделенный целым рядом положительных свойств. Это не изверг по натуре. Убийцей сделала его неудержимая страсть властолюбия, и Борис всю жизнь жестоко терзается от сознания совершенного им преступления.

Борис, прежде всего, — мудрый и опытный правитель. Еще при царе Федоре он фактически обладал всей полнотой власти, так как «царь на  все глядел очами Годунова» . Вступив на престол, он стремится завоевать расположение народа:

«В довольствии, во славе успокоить,

Щедротами любовь его снискать …»

Сначала это ему удается. Боярин Воротынский, враг Бориса, признает:

«А он умел и страхом и любовью

И славою народ очаровать.»

Басманов тоже отмечает у Бориса «высокий дух державный» и верит, что царь сотворит еще в России много добра. Ум, энергия, попытка  найти поддержку в народе, мудрые правительственные реформы вроде проекта уничтожения местничества («Не род, а ум поставлю в воеводы») — все это характеризует Бориса как опытного правителя страны.

Положительным качеством Бориса является также его взгляд на просвещение. Борис признает высокое значение науки. Он говорит сыну:

«Учись, мой сын: наука сокращает

Учись, мой сын, И легче и яснее

Нам опыты быстротекущей жизни…

Державный труд ты будешь постигать.»

В сцене разговора Бориса с сыном Феодорам и дочерью Ксенией выступает еще одна положительная черта царя. Он — любящий и нежный отец, глубоко сострадающий горю дочери и с искренней заботливостью воспитывающий сына, своего будущего преемника. Теплотой и задушевностью веет от его беседы с Феодорам и Ксенией.

Мудрый правитель, умный человек, нежный отец, Борис оказывается в то же время глубоко несчастным. Образ его полон истинного трагизма. Почему?  Борис когда-то проложил себе дорогу к власти убийством царевича Димитрия. Это превратило всю его жизнь в мучительную трагедию, наполнив его душу тяжкими угрызениями совести. Свое тягостное душевное состояние он выражает в следующих словах:

«И все тошнит, и голова кружится,

… И рад бежать, да некуда … ужасно!

И мальчики кровавые в глазах…

Да, жалок тот, в ком совесть нечиста.»

Ни власть, ни жизнь не веселят Бориса. Он предчувствует «небесный  гром и горе», то есть неминуемое возмездие за преступление, и сознание обреченности преследует его на протяжении всего царствования. Самый  характер его под влиянием тяжелой душевной борьбы изменяется: Борис делается подозрительным, вводит в систему доносы и шпионство, допускает ряд жестокостей. Он страшен и жесток, когда борется за корону.

Изнемогая под тяжестью мрачной тайны своего преступления, Борис  чувствует, что народ начинает относиться к нему с упорным недоверием. Виновником этого недоверия было отчасти боярство, враждебное Борису,  умевшее «народ искусно волновать». Но в основе недоверия народа лежал  взгляд на царя как на убийцу.

Народ обвиняет Бориса даже в тех преступлениях, которых он не совершал: и в смерти жениха Ксении, и в ускорении  кончины царя Федора, и в отравлении царицы, жены Федора (сестры Бориса). Отмена Юрьева дня, в которой народ обвинял Бориса, окончательно отшатнула от него народную массу. Призрак народной любви рассеялся. Годунов тяжело переживает такое отношение к нему народа, но изменить его он бессилен. Он приходит к мрачному выводу:

Живая власть для черни ненавистна.  Они любить умеют только мертвых …  Борису приходится выдерживать в конце царствования двойную борьбу: под Севском, Путивлем, Крамами — с Самозванцем, а в Москве  — с народом и боярами. Он ясно сознает, что успех его борьбы с Самозванцем зависит от настроения народной массы, и говорит Басманову:

«Лишь дай сперва смятение народа

Мне усмирить.» Но «мнение народное» было против него. Сознание непрочности

своего положения и душевный разлад надломили сильный организм

царя. «Шапка Мономаха» досталась ему ценой таких тяжелых мук, которых он не вынес.

Так Пушкин подчеркнул в трагедии зависимость судьбы царя от отношения к нему народа. Это усилило трагизм образа Бориса, сделало этот образ еще глубже, выразительнее, жизненно правдивее. Но Пушкин  дает в трагедии не только моральную, но и политическую оценку личности Бориса. Борис — носитель идеи самодержавия. Все добрые намерения его разбиваются о смутное, глухое недоверие народа не только потому,

что народ видит в нем убийцу царевича Димитрия, но и потому, что Борис — сила, политически противостоящая народу. Сам Борис говорит так:

«Лишь строгостью Мы можем неусыпное

Сдержать народ. Так думал Иоанн,

Смиритель бурь, разумный самодержец.

Так думал и — его свирепый  внук.»

Народ чувствует это и отказывает Борису в поддержке.

А. 3ерчанинов, Н. Колокольцев, В. Литвинов

Вариант 2

Основная тема трагедии — царь и народ — определила то важное место, которое отвел Пушкин в своей трагедии образу Бориса Годунова, раскрытому широко и разносторонне: Борис показан и как царь, и как отец, и как личность.  Привлекательны человеческие качества Бориса: его огромный ум,  могучая воля, отзывчивость на страдания людей, искреннее желание  «свой народ в довольствии, во славе успокоить, щедротами любовь его  снискать». Как нежный отец, он искренне скорбит о горе своей дочери, потрясенной неожиданной смертью жениха. Как человек, глубоко понимающий пользу образования, он хочет, чтобы его сын вырос человеком культурным, И радуется его успехам в науке.

Борис — опытный и мудрый исторический деятель, правитель. Он  трезво учитывает отношение к нему бояр, понимает всю сложность обстановки в стране и дает разумные советы своему сыну в предсмертном завещании. Просватав дочь за шведского королевича, он думал об укреплении связей Руси с западноевропейскими государствами. Но царь Борис — типичный представитель царского самодержавия, которое начало складываться в Московской Руси со времени Ивана III и достигло расцвета при Иване IV. Борис продолжает политику сосредоточения всей государственной власти в руках царя, проводившуюся Иваном III и Иваном IV. Он продолжает их борьбу с родовитым

боярством, которое возглавляли потомки удельных князей, и, как Иван Грозный, опирается в этой борьбе на служилое дворянство. Назначая Басманова командующим войсками, Борис говорит ему: «Пошлю тебя начальствовать над ними: не род, а ум поставлю в воеводы». И дальше царь сообщает Басманову о своем намерении вообще отменить местничество и таким образом лишить боярство его привилегии

Борис продолжает политику московских царей и по отношению к народу: «Лишь  строгостью мы можем неусыпной сдержать народ. Так думал Иоанн III,  смиритель бурь, разумный самодержец, так думал и — его свирепый внук» (Иван IV). Но в закабалении крестьян Борис идет еще дальше своих предшественников. Он «Юрьев день задумал уничтожить», то есть лишить крестьян права переходить от одного помещика к другому, тем самым окончательно прикрепив крестьян к помещикам.

Такая крепостническая политика Бориса усиливает сначала недоверчивое, а потом враждебное отношение к нему народа. Характеризуя правление Годунова, Афанасий Пушкин говорит Шуйскому:

«А легче ли народу?

Им посулить старинный Юрьев день,

Спроси его. Попробуй самозванец

Так и пойдет потеха.»

Но в изображении Пушкина Борис типичный московский царь не во всем: он отличается от своих предшественников тем, что он царь-узурпатор, ставший на престол при помощи преступления, а не в порядке законного престолонаследия. В XVII в., как об этом говорят письменные источники того времени, Бориса Годунова считали убийцей царевича Димитрия, сына Ивана IV. Такого же мнения придерживался и Карамзин.

Мало того, Карамзин самую трагедию Бориса рассматривает как следствие его преступления: Бог наказал Бориса за убийство царевича-младенца. Пушкин, «воскрешая век минувший во всей его истине», тоже рисует Бориса как цареубийцу, но, в противоположность авторам XVII в. и Карамзину, он не этим преступлением объясняет несчастливое царствование

Бориса и постигшую его неудачу основать царскую династию Годуновых.  Убийство Димитрия причиняет Борису душевные мучения, обостряет нелюбовь народа к нему, но не оно главная причина трагедии Бориса.

Гибель Бориса обусловлена социальными причина ми, борьбой классовых сил. На борьбу с Борисом выступило боярство, донские казаки, пославшие Карелу к Самозванцу с обещанием помочь ему достичь престола, Польша, поддерживавшая Самозванца из своих соображений, но главное — народ. Гаврила Пушкин правильно говорит Басманову,  что Самозванец силен не «польскою помогай» и не казаками, а «мнением народным».

Народ восстал против Годунова, и в этом главная причина гибели Бориса, так как народ — основная, решающая сила истории. Народ же отвернулся от Бориса и потом восстал против него потому, что видел в нем деспота, который не только не заботится о благе народа, но, напротив, ухудшает его положение, закрепощая крестьянство помещикам; видел в нем убийцу царевича; рассматривал все его «благодеяния» и «щедроты» как средство «удержать смятенье и мятеж».

Так Пушкин, раскрывая образ Бориса, ответил на вопрос о взаимоотношении царя и народа. Он показал, что основная причина трагедии Бориса в том, что он лишился уважения, любви, доверия и поддержки народа.

С. Флоринский

Вариант 3

В изображении характеров своей трагедии Пушкин старался подражать Шекспиру, что яснее всего видно на характере Бориса. Годунов, изображенный Пушкиным, наделен многими положительными качествами. Как правитель он обнаруживает высокий ум: назначает воеводой  Басманова, человека незнатного рода, обещая уничтожить гибельный обычай местничества и тем возвысить личные достоинства каждого, его ум, а не происхождение.

Борис попечительный и заботливый отец семейства: он интересуется учебой сына, искренно сострадает горю Ксении, оплакивающей своего жениха. Однако когда Борисом овладевает страсть властолюбия, она заглушает в нем доброе начало. Достигнув трона путем преступления, Борис  начинает осознавать свой грех; им овладевают чувство страха и угрызения  совести.

Он делается суеверным, обращается к колдуну и ворожеям, гадает, как «красная невеста»; его оставляет доверие к людям, и потому он  становится подозрительным и жестоким, преследует бояр, подвергая их опале или осуждая на позорную смерть. К народу, которому прежде оказывал благодеяния, Борис теперь относится со злобой и говорит о нем: « …твари добро — не скажет он спасибо; грабь и казни — тебе не будет хуже».

Душевная тоска всецело овладевает Борисом, и под влиянием ее он теряется: выдает себя Шуйскому, когда тот рассказывает о появлении Самозванца, принявшего на себя имя убитого царевича Димитрия; во время рассказа Патриарха о чудесном исцелении перед гробом царевича обливается потом, бледнеет и, наконец, неожиданно прерывает совещание думы.

С.Бураковский

Вариант 4

Трагедия «Борис Годунов» начинается целым рядом сцен, сопровождавших избрание Бориса на царство. Еще из разговоров бояр Воротынского и Шуйского мы узнаем, что

Борис был тайный убийца царевича Димитрия.  Действительно, подобные слухи ходили в народе, и поддерживало их главным образом старинное боярстве, которое не любило Годунова как человека, получившего боярское звание при Иоанне Грозном и правившего государством при его преемнике Феодоре.

Разумеется, Годунов воспользовался своим положением, чтобы заблаговременно  подготовить себе дорогу к престолу. Уже при Феодоре он расположил к  себе мелкопоместных дворян,  часть духовенства вместе с Патриархом также было на его стороне.  Наконец наступил момент, когда старая родовая знать должна была сознаться,  что

Вчерашний, татарин, зять Малюты,

Зять палача и сам в душе палач,

Возьмет венец и бармы Мономаха …

Борис ничем не был связан с преданиями знатных родов, которые  гордились своим древним происхождением. Не в этих преданиях он искал опоры для своего могущества, а в  самом себе, в своей личной энергии:

… он умел и страхом и любовью

И славою народ очаровать.

Он стремился достигнуть московского престола — и вот  … вся Москва

Сперлася здесь; смотри: ограда, кровли,

Все ярусы соборной колокольни,

Главы церквей и самые кресты

Унизаны народом.

Перед ним выборные люди, бояре, вся Москва и сам владыка-патриарх; все плачут, рыдают и зовут его на престол:

Будь наш отец, наш царь!

Годунов, пролив кровь, совершив убиение царевича, упрямится, он  отказывается и медлит, так как хорошо знает, что обязанности царя тяжелы. Медлит Борис также и оттого, что хочет видеть всю Россию у своих ног, молящую его взойти на  престол в Москве, если уже

суждено быть ему царем. И наконец —

Венец за ним! он царь! он согласился!

Не совсем искренни слова Годунова, сказанные Патриарху и боярам тотчас после избрания его:

Обнажена душа моя перед вами:

Вы видели, что я приемлю власть

Великую со страхом и смиреньем.

На эту хитрость Годунова Шуйский обратил внимание Воротынского, который припомнил в эо время слова Шуйского:

Народ еще повоет, да поплачет, И наконец по милости своей

Борис еще поморщится немного, Принять венец

Что пьяница пред чаркою вина, смиренно согласится …

На самом же деле Борис не мог перед всеми обнажать свою душу с ее роковой тайной, которая и была главной причиной его страха и смирения. Разумеется, в эту торжественную минуту проявлялись лучшие чувства его души. Он полагал, что Россия найдет в нем достойного царя, который будет стараться все сделать для счастья народа; он искренно верил, что сможет дать это счастье и тем самым залечить свою душевную рану. Это видно из его молитвенного обращения к ангелу-царю, Феодору:

И ниспошли тому, кого любил ты,

Да правлю я во славе свой народ,

Священное на власть благословенье:

Да буду  и праведен, как ты.

Изображая светлые стороны души царя, Пушкин выводит личность  Годунова как правителя с душою русскою, благоверного царя. Борис  согласился на принятие царского достоинства и стремится ознаменовать первые минуты в этой новой жизни:

Теперь пойдем, поклонимся гробам

Почиющих властителей России,

А там — сзывать весь наш народ на пир,

Всех, от вельмож до нищего слепца;

Всем вольный вход, все гости дорогие.

Вглядываясь в эту черту Бориса, невольно замечаешь в нем русского царя-батюшку. Как царь, он стремится принять всех подданных в свое царское жилище, за одним столом он хочет потчевать всех подданных, власть над которыми ему дал сам Бог.  Но шесть лет спустя после начала царствования Борис разочаровывается в жизни:

Ни власть, ни жизнь меня не веселят.

Предчувствую небесный гром и горе.

Мне счастья нет.

Не любит его народ — в этом все его горе. Ничего не щадил он,  чтобы «в довольствии народ свой успокоить», особенно во время голода  и пожара. Но, принимая щедроты и милости царские, народ проклинал  самого царя как виновника всех бед. Борис расценивает это так:

Живая власть для черни ненавистна.

Они любить умеют только мертвых …

Преследуемый различного рода бедствиями, он желает узнать свое  будущее, а потому зовет к себе кудесника. Бедствия народа приводят Годунова, к отчаянью и в исступлении он произносит: «Все я … » Царь не нашел в народе нравственной опоры для своей власти. Ядовитое жало клеветы проникло даже в его семейную жизнь: говорили, что  он отравил сестру свою, вдову покойного царя Феодора, и жениха своей  дочери, королевича Датского.

Это было в высшей степени жестоко и несправедливо, потому, что Борис был примерным отцом семейства. Итак, ему не оставалось ничего другого, как искать опоры в самом  себе. И он ищет ее.

Ах! чувствую: ничто не может нас Над злобою, над темной клеветою.

Среди мирских печалей успокоить; Но если в ней единое пятно,

Ничто, ничто … едина разве совесть. Единое, случайно завелося,

Так, здравая, она восторжествует Тогда — беда! ..

В сознании своей невинности он произносит слово «совесть», и  вдруг замечает, что он не поддается тому течению мыслей, которое направлено было к обвинению народа. Обвинитель щадит себя и не хочет  признаться себе в том, что хотел быть «благим» царем, но никогда не  был «праведным», что его желание народного счастья было не что иное,

как сделка с совестью. Понятно, что он искал не столько народной любви, сколько популярности, которая была для него необходима как защита от врагов. Когда же царь заглянул в свою совесть, он понял ее  ответ и сам признался, что «жалок тот, в ком совесть нечиста».  Совесть окончательно сгубила Годунова. Она была послана из могилы убитого по его приказанию царевича Димитрия, а самого царя теперь

.. .все тошнит, и голова кружится,

И мальчики кровавые в глазах.

Еще один раз проглядывают светлые стороны души Бориса, когда он  беседует со своими детьми: утешает дочь, оплакивающую своего жениха, советует сыну учиться и хвалит сладкий «плод ученья». Сцена эта  служит образцом простой, задушевной, семейной беседы отца с детьми.  Предположение Шуйского о возможности восстания народа после

появления воскреснувшего Димитрия при водит царя в отчаяние; он запинается и не знает, за какую мысль ухватиться, велит удалиться царевичу, приказывает оградить Россию от Литвы заставами, насмехается

над тем, что мертвые могут

Допрашивать царей, царей законных,

Назначенных, избранных всенародно,

Увенчанных великим патриархом.

Он требует и от Шуйского смеяться над этой вестью, и здесь проглядывает еще одна черта его характера — хитрость. Борис будто бы он  не знает о смерти царевича Димитрия, заклинает Шуйского сказать ему всю правду и грозит жестокой казнью за неправду.

Шуйский клянется, что своими глазами видел труп Димитрия. Но Годунов не мог не сознавать правды в словах Шуйского: «Толпу безумцев привлечет Димитрия воскреснувшее имя». Конечно, если бы Годунов не был участником убиения Димитрия, то мог бы спокойно вступить в борьбу с мнимым Димитрием или добровольно уступить свое место действительному Димитрию. Но положение его было совершенно иное: недаром ему тринадцат лет «сряду все снилося убитое дитя». В каком положении окажется он,

если дитя это в свое время не было убито, а теперь найдутся  свидетели  преступлений царя? Тогда и отречение от престола не помогло бы ему, не  сняло бы с него позора, и он не нашел бы поддержки ни в ком, даже в своем  сыне. Разумеется, ему было важно знать, кто враг его. Это было для него  равносильно вопросу: быть или не быть, можно ли рассчитывать на успех в  это борьбе или нет. Слишком далеко зашел он в своем честолюбии, и падение с той высоты, на которой он теперь находился, было бы ужасным.

Таким образом, отступление назад уже было невозможно, тем более что  Шуйский решительно заявил: « … Сомненья нет: Димитрий во гробе спит».  Слова эти давали Борису опору для самозащиты от обманщика,  который сеет смуту в государстве:

Кто на меня? Пустое имя, тень — На признак сей подуй — и нет его.

Ужели тень сорвет с меня порфиру, Так решено: не окажу я страха, —

Иль звук лишит детей моих наследства? Но презирать не должно ничего …

Безумец я! чего ж я испугался? Ох, тяжела ты шапка Мономаха!

Тем не менее пришедшие бояре своими новостями заронили в душу  Годунов держит в боярской думе совещание, на котором Патриарх советует:

… во Кремль святые мощи

Перенести, поставить их в соборе

Архангельском; народ увидит ясно

Тогда обман безбожного злодея,

И мощь бесов исчезнет яко прах.

Борис слушал, а бояре видели, как

.. .государь бледнел

И крупный пот с лица его закапал.

Тревога царя растет, он чувствует потребность в посторонней поддержке и просит:

Владыка патриарх,

Прошу тебя пожаловать в палату:

Сегодня мне нужна твоя беседа.

Однако тревога не мешает царю сделать нужные приготовления к  войне, и первоначально это имело успех. Войска Лжедимитрия разбиты  полками Годунова, но эта победа в сущности ничего не меняла. Народ  продолжает переходить на сторону Самозванца.

Тревожимый извне и потрясаемый изнутри, чувствуя, что трон начинает под ним колебаться, Борис внезапно заболевает; он чувствует приближение смерти и дает предсмертные наставления сыну о том, как  править государством. Самые нежные чувства и заботы, самая глубокая  политическая мудрость высказывается в последних словах Годунова.

Обнимемся, прощай, мой сын: сейчас

Ты царствовать начнешь … о Боже, Боже!

Сейчас явлюсь перед Тобой — и душу

Мне некогда очистить покаяньем.

Но чувствую — мой сын, ты мне дороже

Душевного спасенья …

Будь милостив, доступен к иноземцам,

Доверчиво их службу принимай.

Со строгостью храни устав церковный;

Будь молчалив; не должен царский голос

На воздухе теряться по-пустому;

Как звон святой, он должен лишь вещать

Велику скорбь или великий праздник.

Храни, храни святую чистоту

Невинности и гордую стыдливость:

Кто чувствами в порочных наслажденьях

В младые дни привыкнул утопать,

Тот, возмужав, угрюм и кровожаден,

И ум его безвременно темнеет.

В семье своей будь завсегда главою;

Мать почитай, но властвуй сам собою

Ты муж и царь; люби свою сестру,

Ты ей один хранитель остаешься .

После наставления сыну наступил последний в  этой  жизни час  для царя.

Все кончено — глаза мои темнеют,

Я чувствую могильный хлад …

Ударил час, в монахи царь идет-

И темный гроб моею будет кельей …

В последние минуты земной жизни царь хочет со всеми помириться, дабы с миром и в мире отойти к источнику мира — Богу:

Я доволен. И вольные и тайные обиды …

Простите ж мне соблазны и грехи Святой отец, приближься, я готов.

Таковы последние слова Годунова.

Таким образом, Пушкин создал образ Годунова ярко и всесторонне, со всеми положительными и отрицательными чертами, показав его добрую и светлую, мрачную и безотрадную стороны. Он хитер, он по-царски  щедр и велик; у него светлый ум и широта взгляда — «высокий дух державный», но совесть его зазорна, больна; тяжелое пятно лежит на ней.  Совершеннее образа Годунова, каким он вышел у Пушкина, нельзя  представить. Он уловил все те черты, которыми русский народ определил историческое лицо Годунова.

В трагедии «Борис Годунов» проводится мысль о том, что за преступление, подобное совершенному Годуновым, небесное правосудие  карает беспощадно. Преступление это постоянно преследуется личными, семейными и государственными бедствиями.

Карамзин в своей «Истории Государства Российского» пишет: «Святая кровь Димитрия требовала крови чистой; и невинные пали за виновного, да страшатся преступники и за

своих ближних».  Пушкин рассматривает Годунова так же, как Карамзин, то есть принимает за истину, что Борис был убийцей царевича. И невольно припоминаются слова: «И не уйдешь ты от суда мирского, как не уйдешь от Божьего суда!». Трагизм усиливается последними словами: «народ безмолвствует». Это молчание народа выражает собой ужас, охвативший народ при виде гибели невинных детей Годунова — искупительной жертвы за преступление отца.

Б.Маков

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Инфошкола