Детство Татьяны Лариной

Знакомя читателя с Татьяной Лариной во второй главе романа (строфы XX-XXIX), Пушкин очень подробно характеризует ту бытовую и духовную культуру, на почве которой взросла героиня, рассказывает, как прошло её детство. Поместный, деревенский быт вполне патриархален. В нём сохранились «привычки милой старины» и стародавние обычаи. Это русская культура. На её фоне вырисовывается необычная натура Татьяны, её исключительность, её «нетипичность», те черты, которые составляли индивидуальность её «необщего лица»:

Итак, она звалась Татьяной.
Ни красотой сестры своей,
Ни свежестью её румяной
Не привлекла б она очей.
Дика, печальна, молчалива,
Как лань лесная боязлива,
Она в семье своей родной
Казалась девочкой чужой.
При всей естественности, «природности», детской чистоте Татьяны-девочки и Татьяны-девушки, при всех общих чертах с другими детьми пушкинская героиня уже в детстве отличалась необычностью характера и поведения:
Она ласкаться не умела
К отцу, ни к матери своей …
Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.

Итак, интимное общение с природой, молчаливость, задумчивость, мечтательность, сдержанность чувств, свидетельствующие о глубокой натуре, об интеллектуальной сосредоточенности, о погружении в свой внутренний мир — такова пушкинская обрисовка Татьяны, которой не нужен пёстрый и ослепительный внешний быт. Её привлекает простая обстановка, скромный сельский досуг. Ей не скучно наедине с собой: достаточное удовлетворение и развлечение дают пленяющие воображение страшные рассказы.

В девичестве характер Татьяны при всех его индивидуальных особенностях складывался под воздействием русского быта, русской патриархальной культуры и европейской книжности, недооценивать которую тоже нельзя. И хотя Татьяна резко отличалась от своих сверстниц, есть законы природы, одинаковые для всех. Наступает время, когда девушка задумывается о своей судьбе, о своём суженом. Так и Татьяна, однажды увидев Онегина,

Читайте также:  Характеристика Ленского

С неизъяснимою отрадой
Невольно думала о том;
И в сердце дума заронилась;
Пора пришла, она влюбилась.
Так в землю падшее зерно
Весны огнём оживлено.
Давно её воображенье,
Сгорая негой и тоской,
Алкало пищи роковой;
Давно сердечное томленье
Теснило ей младую грудь;
Душа ждала кого-нибудь,
И дождалась Открылись очи;
Она сказала: это он!
Увы! теперь и дни и ночи,
И жаркий одинокий сон,
Всё полно им; всё деве милой
Без умолку волшебной силой
Твердит о нём.

И тут Пушкин снова погружает нас в круг чтения девушки, давая понять, какие же книги читала Татьяна Ларина и которые наполняли её духовный мир в пору влюблённости. Их набор традиционен и очень интересен тем, что они, во-первых, к тому времени, когда писался роман «Евгений Онегин», изрядно устарели — все они принадлежали к сентиментализму (Ричардсон, Руссо, Вертер, Грандисон) XVIII века, за исключением романов баронессы Юлии Крюднер «Валерия, или Письма Густава де Линара к Эрнесту де Г.» (1803) и Софи Коттен «Матильда, или Крестовые походы» (1805), но и те по духу своему должны быть отнесены к предшествующему веку — и, во-вторых, среди героев названы только положительные лица. Через книги Пушкин проникает в душу Татьяны, приоткрывая для нас чистоту, свежесть чувств, наивность, объясняемую малым жизненным опытом и исключительной доверчивостью благородного сердца, ещё не встречавшегося с земным злом, не знавшего ни несчастий, ни страданий.

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола