Характеристика Пимена

Пимен — монах Чудова монастыря в Москве, старец кроткий и смиренный. Надо полагать, что только дворянское  происхождение давало  ему возможность в молодости видеть «двор и роскошь Иоанна», и «пировать за царскою трапезой». Прошлая жизнь его в трагедии едва намечена, но можно предположить, что это один из тех сподвижников первой половины царствования Иоанна Грозного, когда лучшие сыны  Руси своим мечем помогали царю расширять пределы родины. Григорий, знакомый, очевидно, с биографией Пимена, завидует ему:

Характеристика Пимена

Пимен

Ты  воевал  под башнями Казани,

Ты видел двор и роскошь Иоанна!

Ты рать Литвы  при Шуйском отражал!

Но Пимен не был рядовым воином, из которых составлялись рати  воевод; своим образованием он сильно выдвигается даже из числа бояр.  Так, Игумен замечает, что он весьма грамотен, читал монастырские  летописи, сочинял каноны святым, а это доказывает образование, известную интеллигентность и даже некоторый поэтический дар. На написание своей летописи Пимен смотрит как на подвиг, исполнить который ему назначено Богом:

Недаром многих лет

Свидетелем Господь меня поставил

И книжному искусству вразумил.

Свою летопись он оканчивает сказанием о смерти царевича Димитрия; далее совесть не позволяет ему повествовать, так как с тех пор он мало «вникал в дела мирские», а описывать только по темным слухам что-либо он не решается. По его мнению, летописец должен описывать,  «не мудрствуя лукаво», только то, чему в жизни был свидетелем:

Войну и мир, управу государей,

Угодников  святые  чудеса,

Пророчества и знаменья небесны …

Пимен пишет свою летопись, но по внешнему виду невозможно узнать, о чем он повествует. Страсти в нем давно улеглись, и он может  писать о темном владычестве татар или о свирепых казнях Иоанна, или  о бурном новгородском вече, или о славе отечества спокойно, как посторонний человек: летописец должен рассказывать о выдающихся событиях, чтобы потомки могли знать правду о политической жизни своих предков, чтобы они могли вспомнить с умилением своих великих царей за их добро, а за грехи и промахи за них молиться.

Пимен любит свою работу, потому что благодаря ей он в старости, как бы «сызнова» живет. Его волнует дальнейшая судьба летописи: хотелось бы передать ее в умелые, способные руки, которые могли бы продолжать его работу:

.. .Брат Григорий,

Ты грамотой свой разум просветил,

Тебе свой труд передаю …

Он дает Григорию наставление о том, как следует продолжать работу, полагая, что тот весь свой век проведет в монастыре. Когда Григорий жалуется Пимену на свою несчастную долю, которая с малых лет  привела его в обитель, Пимен успокаивает послушника, уверяя, что  людей только издали может пленять «слава, роскошь и женская лукавая любовь». В «мире» нельзя найти успокоения:

Я долго жил и многим насладился,

Но с той поры лишь ведаю блаженство,

Как в  монастырь  Господь меня привел.

Пимен рассказывает Григорию, что даже цари, для которых, казалось  бы, жизнь складывается самым лучшим образом, только в схиме надеялись найти себе покой. Царь Иоанн, припадши к стопам «святого отца»,  говорил игумену «и всей братье», что примет честную схиму. Царь же Феодор на престоле мечтал о тихой жизни молчальника. Его не прельщали ни  власть, ни богатство; даже царские покои он превратил в келью, где тяжелое время правления государством не возмущало его святой души; подвижническая жизнь царя, по мнению Пимена, была причиной того, что в  час его кончины «свершил ося невиданное чудо». Простым же смертным и  подавно не следует жалеть грешный свет, где так много всякого рода искушений. Нигде нельзя с таким усердием молиться и смирять плоть постом, как в монастыре, а только этим способом можно избавиться от лукавых мыслей и тяжелых снов.

Пимен проникнут религиозным чувством, которое так соответствует его природной кротости. Он никого не осуждает, ничем не возмущается, во всем видит перст Бога. В своей незлобивой душе Пимен не осуждает царей за грехи, за темные деяния, а скорее готов умолять Спасителя: «Да ниспошлет Господь любовь и мир его душе страдающей и бурной». В бедствиях, которые случились в царствование Бориса Годунова, Пимен видит наказание Божие за то, что Собор избрал в цари цареубийцу: Прогневали мы Бога, согрешили:   О страшное, невиданное горе! Владыкою   себе   цареубийцу  Мы нарекли. А между тем царь в представлении Пимена — это помазанник Божий,  выше которого, кроме Бога, никого нет; а раз так, то царь имеет право делать все, что ему угодно. Эту же самую мысль мы находим в переписке  Иоанна Грозного с князем Курбским. Несправедливости, исходящие от владыки, следует переносить со смирением и видеть в них только испытание; поэтому-то Пимен замечает: «Кто смеет противу них? Никто». Он с  истинным благоговением вспоминает Иоанна, хотя, конечно, как современник, знал все зверства царя, оставшиеся навсегда в памяти народа.  Изображению Пимена Пушкин отвел в трагедии немного места, но  образ летописца стоит перед читателем как живой. Рассказывают, что,  когда историк Погодин услышал сцену в Чудовом монастыре из уст самого автора, он, пораженный ее жизненностью и исторической достоверностью, воскликнул: «Мне показалось, что мой родной и любезный  Нестор поднялся из могилы и говорит устами Пимена. Мне послышался живой голос русского древнего летописателя».

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола