ИДЕАЛ ДУХОВНОГО САМОПОЖЕРТВОВАНИЯ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ (по произведениям Тургенева)

     Тема «Православие и литература» стала в последние годы одной из часто обсуждаемых  тем. Связь писателя с национальными святынями своего народа находится на уровне генетическом. Она проявляется не только в том, что он изображает, но и в том, как он видит мир.

      Для Тургеневапрозаика характерно преимущественное внимание к поэтическому наследию Пушкина. Именно пушкинская поэзия определяет специфику тургеневской прозы. Тургенев действительно был призван привить русской прозе то качество, которое Белинский применительно к пушкинской поэзии называл «лелеющей душу гуманностью». Но в чём заключалась её суть? Какова её природа? Вероятно, она заключалась в особом качестве лирического сознания
Пушкина, духовная сущность которого особенно ярко раскрылась в знаменитом стихотворении поэта «Я вас любил … »,

    Лирика по своей родовой сущности тяготеет к субъективности, к замкнутости внутреннего мира поэта в пределах своей личности. Условно говоря, пафосом её является любовь поэта к самому себе. Но есть и другая форма лирики, основанная на духовной любви к миру, которая позволяет лирическому поэту преодолеть субъективную замкнутость и бескорыстно отдать себя другому, почувствовать другого как самого себя:

«Я вас любил: любовь ещё, быть может,
В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;
Я не хочу печалить вас ничем.

Я вас любил безмолвно, безнадежно,
То робостью, то ревностью томим;

Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим«.

 

     По высоте и чистоте нравственного чувства этим стихам трудно подобрать аналогию как в русской, так и в мировой литературе.          Пушкин поднимается здесь над эгоизмом любви, соприродном этому чувству, которое всегда сопровождается ревнивым отношением к любимому человеку.
     Пушкин поднимается над ревностью легко и свободно, без всякого самоотречения, демонстрируя здесь редчайшую духовную щедрость своей поэтической души.

    Истинная любовь имеет высшее назначение. Предмет любимый уже не есть средство: он делается целью, и любящий уравнивает его с собою, если не ставит выше себя. Он переносит на него часть
своей  жизни ради его, а не ради самого себя. Истинная  человеческая любовь  заключает  в себе понятие духовного самопожертвования.

Именно такое качество лирического сознания позволило Пушкину-поэту написать стихотворение «я вас любил … » и создать
большое эпическое полотно, «энциклопедию русской жизни» — «роман в стихах» «Евгений Онегин».

Русская классическая литература унаследовала от Пушкина талант бескорыстного, ничем относительным и преходящим не ограниченного духовного созерцания. «я чувствую себя как бы давно умершим, — сказал однажды И.С.Тургенев, — как бы принадлежащим к давно минувшему, — существом, но существом, сохранившим живую любовь к Добру и Красоте. Только в этой любви уже нет ничего личного, и я, глядя на какое-нибудь прекрасное молодое лицо, так же мало
думаю при этом о себе, о возможных отношениях между этим лицом и мною — как будто бы я был современником Сезостриса, каким-то чудом ещё двигающимся на земле среди живых. Возможность пережить в самом себе смерть самого себя — есть, может быть, одно из самых несомненных доказательств бессмертия души. Вот — я умер — и
все-таки жив — и даже, может быть, лучше стал и чище. Чего же ещё?»

По существу мысли Тургенева перекликаются здесь с заповедью Спасителя: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода. Любящий душу свою погубит её; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит её в жизнь вечную» (Ин. XII, 24-25).

Тургенев в лучших своих произведениях проявил редчайшее чувство свободы от всего временного, конечного, личного и эгоистического, от всего субъективно-пристрастного, приглушающего остроту зрения,

широту взгляда, полноту художественного восприятия. Его влюблённость в жизнь, в её капризы и случайности, в её мимолётную
красоту была совершенно свободна от всякой примеси самолюбивого авторского «я».
     Пушкинское «Как дай вам Бог любимой быть другим» составляло сердцевину поэтического мироощущения Тургенева и давало ему
возможность видеть дальше и зорче многих его современников.

     Тургенев привил к русской прозе не чуждый эпическим жанрам, но окрашивающий их светом высокой духовности пушкинский «лиризм».

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Инфошкола