Лермонтов

в могилу он унес летууий рой
Еще не зрелых, темных вдохновений,
Обманутых надежд и горьких сожалений.
Вступление
А.И. Герцен писал о восстании декабристов: «Нравственное дей-
ствие, произведенное днем 14 декабря, было удивительно. Пушки Иса-
акиевской площади разбудили целое поколение». К разбуженному
декабристами поколению принадлежал и Лермонтов.
Он был еще мальчиком, когда произошло восстание декабристов, и
трагическая судьба постигла первых русских революционеров, но эти
события глубоко запали в душу будущего поэта. Он начал писать в тя-
желую пору николаевской реакции. Личная судьба юноши Лермонтова
наложила мрачный отпечаток на его поэзию, но скорбь, которой про-
ни кнуты его произведения, не была только отражением пережитой Лер-
монтовым семейной драмы. Вдумчивый, чуткий юноша очень хорошо
понимал, какую мрачную эпоху переживает его отечество, и в его ран-
них стихотворениях нашли отражение настроения, характерные для все-
го передового культурного общества конца 20-х и начала 30-х годов.
Его творчество было поздним «отзвуком декабризма».
Книги, общение с товарищами в Благородном пансионе, а позже в
Московском университете укрепили в молодом поэте его вольнолюбие,
ненависть к произволу и деспотизму. Поэтому уже в первых, написан-
ных 14-15-летним мальчиком стихотворениях любовь к свободе и про-
тестпротивпроизволазвучаточеньсильно.
А.3ерчанинов,Н.Колокольцев,В.Литвинов
Лирика по своему характеру представляет собой наиболее субьек-
тивный род поэтического творчества. В своем чистом виде она — непос-
редственный голос самого поэта; это его мысли, чувства, настроения,
стремления. Основным героем лирических проиэведений является сам
поэт. Читая лирические стихи, мы узнаем поэта и как отдельную челове-
ческую личность и как гражданина, живущего в определенную эпоху, в
определенных социально-политических условиях, представителя какой-
то части общества. Но и этого мало. «Великий поэт, — пишет Белинский,
— говоря о себе самом, о своем я, говорит об общем -о человечестве, ибо
в его натуре лежит все, чем живет человечество. И потому в его грусти
всякий узнает свою грусть, в его душе всякий узнает свою».
Именно поэтому нам бывают близки, нас волнуют стихи поэтов, не-
редко отделенных от нашего времени целыми столетиями, если они в
том или ином отношении созвучны нам.
Такова и лирика великого русского поэта Лермонтова, одного из
любимейших поэтов нашей молодежи.
4

Лермонтов начал писать рано. С 1828 по 1832 г. (годы учения в
Благородном пансиона и университете) он уже создал около 300 сти-
хотворений, представляющих собой лирическую исповедь поэта. Пра-
вильно понять основную направленность ранней лирики Лермонтова
можно, лишь уяснив себе социально-политическую обстановку, какая
сложилась в то время и которая оказала влияние на формирование
Лермонтова как человека и как поэта.
Конец 20-х и начало 30-х годов, на которые приходится ранняя
лирика мальчика и юноши-поэта, были годами мрачной реакции, на-
ступившей после разгрома декабристов. Общественное движение в
России на время приостановилось. Реакция захватила не только пра-
вительственные и светские круги, но и основную массу общества. Наи-
более передовая по своим запросам, мыслящая часть общества, прежде
всего университетская молодежь, в эти годы пошла по линии фило-
софских исканий, обратилась к анализу своих душевных переживаний,
к размышлениям о себе, о своем назначении, своей судьбе.
Но это была только одна, хотя и господствующая сторона идейной
жизни 30-х годов, резко отличающая ее от общественного подьема,
характерного для 1 0-20-х годов XIX в., эпохи формирования и дея-
тельности тайных политических обществ, приведших к созданию де-
кабристскихорганизациЙ.
Как ни мрачны были 30-е годы, как ни старались правительственные
круги во главе с Николаем I выкорчевать, уничтожить идеи декабриэма,
они оказались не в состоянии сделать это. «Гром пушек на Исаакиевс-
кой площади разбудил целое поколение», — справедливо отметил Гер-
цен. Идеи декабризма не умерли. Они были восприняты лучшими,
передовыми людьми 30-х годов. К ним принадлежали Герцен, Огарев,
Белинский и др. Наследником декабристских идей был и Лермонтов.
Поэзия Лермонтова быпа совершеннейшим выражением обеих ука-
занных сторон идейной жизни 30-годов. «По этому признаку, — гово-
рит Белинский, — мы узнали в нем поэта русского, народного, в высшем
и благороднейшем значении этого слова, — поэта, в котором выразился
исторический момент русского общества».
Как выражение идейной жизни 30-х голов лирика Лермонтова от-
ражает обе ее стороны: философские искания и общественно-полити-
ческую устремленность, идеи декабризма. Эти два направления, эти две
струи проходят через всю лирику Лермонтова от начала до конца его по-
этической деятельности, но стиль, характер его лирики, форма худо-
жественного выражения постепенно меняются.
С. Флоринский
Вся поэзия Лермонтова, в противоположность поэзии Пушкина,
проникнута духом субъективности. На всех его произведениях лежит
яркий отпечаток его личности, своих героев он обыкновенно делал но-
сителями собственных чувств и настроений; байронический идеал по-
тому так занимал воображение Лермонтова, что в себе самом он находит
соответствующие черты. Субъективный характер творчества сказался
и в особенном богатстве его лирики.
В.Саводник
Лермонтов рано начал сознавать свое призвание: еще мальчиком
14 лет он стал писать стихи, в которых сильно подражал Пушкину и
даже почти целиком переписывал его произведения; некоторые его по-
эмы представляют самые незначительные варианты пушкинских поэм.
Влияние пушкинского гения сильно сказалось на Лермонтове, оно об-
наруживается во многих произведениях уже зрелой поры его деятель-
ности, если только можно говорить о полной зрелости таланта поэта. В
детстве же Лермонтов испытал сильное влияние Шиллера, светлый и
возвышенный идеализм которого обаятельно действует на молодые,
чистые натуры; из произведений Шиллера Лермонтов перевел «Пер-
чатку», «Встречу»; под его влиянием он набросал драму «Испанцы». Рано
начинается влияние на Лермонтова и великого английского писателя
Байрона, и оно пронзает красною нитью почти всю поэтическую дея-
тельность Лермонтова. Сродни байроновскому влиянию было воздей-
ствие на Лермонтова желчного и резкого французского сатирика
Барбье. Наконец, можно найти некоторые следы влияния Жуковского.
Таким образом, Лермонтов в своем творчестве подвергался много-
различным влияниям, но это обстоятельство не отнимает у него ориги-
нальности. Ни один великий деятель не являлся в мир совершенно
нечаянно, без предшествовавшей подготовки, нет ни одного гения, дея-
тельность которого не имела бы корней в предшествовавшем развитии
его страны. Так, например, Пушкин испытал на себе влияние Жуковско-
го, Батюшкова, Карамзина, Парни, ШенЬ8, Байрона, Шекспира, но от
этого его поззия нисколько не теряет своего величия и своей ценности.
Таким образом, толковать о полной оригинальности великих по-
этов не приходится: каждый из них творит под влиянием среды, в кото-
рой действует, и руководясь тем, что до него сделано другими; но при
этом не следует забывать, что каждый из них имеет и кое-что свое,
особенное, отличающее его от других поэтов и спасающее от забвения.
А.Бороздин
Лирика Лермонтова — высший момент в развитии русской лирики.
Ни у кого из русских поэтов, не исключая самого Пушкина, неттакой
6

11
r
I
&

силы чувства, захватывающей полноты и глубины настроения, как у
Лермонтова; ни у кого из русских лириков нет и того богатства содер-
жания, каким блещет лирика Лермонтова.
Личность Лермонтова в его лирике является могучей, титанической,
страдающей, но несокрушимой личностью. Преобладающим настрое-
нием у Лермонтова является грусть, страдание; ни у кого из русских ли-
риков страдание не выражено с такой глубиной, но у Лермонтова оно
никогда не подавляет, не побеждает поэта. Эта страдающая могучая лич-
ность представляет собой величественную и глубоко трагическую кар-
тину. Страдание в мирелжи и пошлости и стремление к идеалу, к общению,
к высшим началам добра и красоты — содержание лирики Лермонтова, и
она всегда будет близка страдающим и стремящимся к идеалу.
Н.Коробка
Характер лирики
Весьма важной и характерной чертой поэзии Лермонтова является
ее глубокое идеалистическое настроение. Этим настроением объясня-
ется в значительной степени чувство неудовлетворенности, проникаю-
щее всю его лирику; это чувство не есть «пленной мысли раздраженье»,
как думал иногда сам поэт в тяжелые минуты, — а смутная тоска по иде-
алу, осуществления которого он не находил в действительности. Эдесь
опять видна коренная разница с Пушкиным; Пушкин, с его натурой реа-
листа, умел находить прекрасное и в окружающей жизни, умел прими-
риться с нею; для Лермонтова такое примирение было невозможно, так
как помыслы его устремлены были в мир идеальный, отголосок которого
сохранился в его душе, и потому — «звуков небес заменить не могли — ей
скучные песни земли» (<<Ангел»). Это идеалистическое настроение ска-
зывается нередко и в стихотворениях, проникнутых религиозным чув-
ством: неудовлетворенный ни жизнью, ни людьми, обуреваемый
страстями, заставлявшими его «просить бури, как будто в бурях есть по-
кой», поэт только в уединении, на лоне природы, да еще в минуты религи-
озного умиления, находил отраду для своей страдающей души
(<<Молитва», «Я, Матерь Божия … », «Ветка Палестины»).
В.Саводник
Своеобразие поэзии Лермонтова обнаруживается, прежде всего, в
необыкновенной музыкальности его стиха. Преимущественные аккор-
ды его поэзии суровые, мрачные, дикие, что вполне соответствовало ее
содержанию. Стих Лермонтова, как он сам называет, «железный … об-
литый горечью и злостью». Но рядом с этим железным стихом у Лер-
монтова встречается самая нежная убаюкивающая мелодия в «Казачьей
колыбельной песне»; тихий и грустный мотив е стихотворении «Тучи»;
такая, например, грациозная песенка:
На воздушном океане, Облаков неуловимых
Без руля и без ветрил, Волокнистые стада.
Тихо плавают в тумане Час разлуки, час свиданья-
Хоры стройные светил. Им не радость, не печаль;
Средь полей необозримых Им в грядущем нет желанья,
В небе ходят без следа Им прошедшего не жаль.
Такая музыкальность стиха, как у Лермонтова, встречается лишь у
немногих наших поэтов.
Кроме музыкальности, стих Лермонтова отличается своей плас-
тичностью, особенно в описаниях природы. Эти описания можно срав-
нить с живописью, они чрезвычайно богаты красками, часто в
нескольких словах рисуется целая яркая картина.Припомним,на при-
мер, отрывок из «Спора»:
Вот у ног Ерусалима Дальше, вечно чуждый тени,
Богом сожжена, Моет желтый Нил
Безглагольна, нелюдима Раскаленные ступени
Мертвая страна… Царственных могил.
Так и чуется в этих стихах палящий зной аравийских и сирийских
степей, по которым мы идем с поэтом и приходим К «Трем пальмам», и
опять перед нами яркая картина:
В песчаных степях аравийской земли
Три гордые пальмы высоко росли.
Родник между ними из почвы бесплодной
Журча пробивался струею холодной.
А вот маленькое стихотворение, по своей пластичности представ-
ляющее перл поэзии:
Ночевала тучка золотая Но остался влажный след в морщине
На груди утеса великана. Старого утеса. Одиноко
Утром в путь она умчалась рано, Он стоит, задумался глубоко,
По лазури весело играя; И тихонько плачет он в пустыне.
Здесь и тучка золотая, и старик-утес не только пластично изображе-
ны, но они живут; такое мастерство доступно лишь немногим художникам.
А.Бороздин
Еще Пушкин заметил: «печалию согрета гармония и наших муз и дев:
от ямщика до первого поэта мы все поем уныло … » Действительно, элеги-
ческим тоном проникнуты лирические произведения почти всех наших
поэтов. Элегия является преобладающею формою и в стихотворенияхЛер-
монтова. Есть, однако, существенная разница между элегиями Пушкина и

 

 

Лермонтова. Выражая свою душевную тоску под влиянием тех или других
обстоятельств жизни, Пушкин ни в одной из своих элегий не доходит до
разочарования, скорбь его всегда сменяется примирением, вследствие
того жизнерадостного воззрения на мир, которое характеризует всю по-
эзию Пушкина. Не то в элегиях Лермонтова: все они проникнуты безот-
рапным чувством тоски, доходящим до полного отчаяния, что обьясняется
с одной стороны семейной неурядицей, среди которой рос и развивался
поэт, с другой совершенной противоположностью идеальных стремлений
поэта со взглядами и понятиями окружавшей его действительности. Сем-
надцати лет он написал стихотворение «Ангел». Ангела летит ночью по
небу и поет тихую песню. Место и время действия, хара ктер песни указы-
вают на то, что она не для тех, которые живут на земле. И сам поэт говорит,
кто были слушатели «и месяц, и звезды, и тучи толпой внимали той песне
святой». Песня названа святою, потому что ангел пел о блаженстве без-
грешных духов и о Боге; похвалы ее всему совершенному были проникнуты
душевной искренностью, недоступною для многих обыкновенных людей.
Отношение песни ангела к человеку раскрывается далее: «он (ангел) душу
младую в обьятиях нес для мира печали и слез». Душа эта томилась на
свете, ибо полная чудных желаний, стремлений к правде, добру и красоте,
она не нашла их в земных песнях, которые были скучны и не могли заме-
нить небесных звуков. Земную жизнь поэт называет «миром печали и слез»
и под видом души изображает человека с возвышенными стремлениями,
для которого нет наслаждения в обычныхлюдских забавах и удовольстви-
ях. Восприимчивая душа поэта не может примириться с тем, что занимает
окружающую его среду. Но вместе с тем ДЛЯ него самого его собственные
желания еще не вполне ясны и определенны.
Та же неопределенность стремлений поэта выражается и в извес-
тном стихотворении «Парус», написанном в 1832 году. Мятежное со-
стояние души поэта, выражающееся в этой пьесе, можно обьяснить
только врожденною наклонностью к бурям и тревогам. Причина тоски
не в обстановке жизни. Нельзя также думать, что в душе поэта явились
стремления к чему-то лучшему, так как он сам говорит, что «счастия не
ищет и не от счастия бежит». Следовательно, поэт не дает отчета, зачем
он бросает родину и пускается в какой-то далекий край. «Причина одна
— природа. Мятежно рожденный просит бури, потому что в него вложен
инстинкт мятежа, и ему также необходима бурная погода жизни, как
хищной птице — хищничество», — считает один из критиков.
Мрачное раздумье и по временам безнадежное отчаяние, являю-
щиеся преобладающими мотивами поэзии Лермонтова, особенно ре-
льефно выражены в двух элегиях: «Выхожу один я на дорогу» и «И скучно
и грустно».
В первом стихотворении поэт изображает сначала очаровательную
картину природы: тихую ночь и голубое небо, сияющее звездами. Но,
несмотря на такую картину, которая, казалось бы, должна была успоко-
ительно действовать на поэта, душа его полна тревоги и разочарова-
ния, он не жалеет прошлого и ничего не ждет от жизни впереди. Далее
поэт высказывает желание заснуть навеки, но не сном могилы, а так,
чтобы жизнь сохраняла свои силы и чтобы сладкий голос пел ему песню
любви. Исполнение подобного желания невозможно, а стало быть не-
возможно избавиться и оттого тревожного разочарования, которое
всецело овладевает душою поэта.
Еще более печально и мрачно настроение, которое выражает Лер-
монтов в стихотворении «И скучно и грустно». Страдания, пережитые
поэтом, вечно угнетавшие его душу сомнения, сознание своей разъе-
диненности с окружающей средой — все это сливается здесь в чувство
безнадежного отчаяния и полнейшего презрения к жизни.
И скучно и грустно, и некому руку подать
В минуту душевной невзгоды …
Желвнья! .. Что пользы напрасно и вечно желать?
А годы ПРОХОДRТ — все лучшие годы!
Любить … но кого же? На время — не стоит труда,
А вечно любить невозможно.
В себя ли зетянеизь? — там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и все там ничтожно …
Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, —
Текея пустаR и глупаR шутка …
С.БураковскиЙ
Ранняя лирика
Ранний Лермонтов — романтик. Его ранняя лирика — это его поэти-
ческая исповедь, позтический дневник человека, углубленного в позна-
ние самого себя, противопоставляющего свою личность обществу,
окружающей его ничтожной, пошлой жизни. В своих лирических разду-
мьях, размышлениях Лермонтов пытается разобраться в самом себе, вы-
яснить свои силы, стремления, предугадать свое назначение в мире и свою
судьбу. Герой его ранней лирики — это он сам, непосредственно раскрыва-
ющий свою душу. Позтомуу него в это время почти нет сюжетной лирики,
часто нет заглавий стихотворений, а вместо них стоит дата, как будто за-
пись в дневнике: « 11 июля», « 1831-го июня 11 дня», «Сентября 28-го».
По стилю, по средствам художественного выражения идейного со-
держания ранняя лирика Лермонтова носит ярко выраженный роман-
тический характер. ДЛя нее характерны следующие черты:
1. Герой этой лирики — гордый, протестующий борец за свободу,
человек великих страстей и исканий.
2. Раскрытие психологии этого лирического героя составляет ос-
новное содержание ранней лирики Лермонтова. Окружающий героя мир
дается оторванно от реальной действительности. Невозможно опреде-
лить, когда и где живет герой. Нет конкретного изображения окружаю-
щих его людей, природы.
3. Стихотворения написаны приподнятым, возвышенным языком.
Широкое применение эмоциональных зпитетов, обилие метафор, час-
тое употребление полярных понятий (добра и зла, ангела и демона, рая и
ада, неба и земли) отличают ранние стихи Лермонтова.
С. Флоринский
Тема вольности И протеста
В стихотворении «Жалоба турка», написанном в 1829 году, поэт
устами «турка» жалуется, что на его родине «рано жизнь тяжка бывает
для людей … там стонет человек от рабства и цепей». Ясно, что не о Тур-
ции, а о николаевской России говорит Лермонтов.
По поводу июльской революции во Франции Лермонтов написал
стихотворение «30 июля 1830 гола». Поэт горячо переживает про-
исходящие во Франции события. «И загорелся страшный бой … », —
восклицает ОН,-
И знвмя вольности, как дух,
Идет пред гордою толпой.
Со словами упрека и угрозы обращается Лермонтов к королю Лю-
довику:
О! чем заплатишь ты, тиран,
За эту праведную кровь,
За кровь людей, за кровь граждан?
К тому же году относится стихотворение «Предсказание», в кото-
ром Лермонтов пророчествует:
Настанет год. России черный год.
Когда царей корона упадет …
В стихотворении «Новгород», обращенном к декабристам, поэт выс-
казывает убеждение в неизбежности гибели всех тиранов.
А.3ерчанинов,Н.Колокольцев,В.Литвинов
Глубокая неудовлетворенность современной действительностью,
неутолимое желание свободы и горячая жажда деятельности уже род-
нили Лермонтова с декабристами. Но в его ранней лирике есть и пря-
мая связь с поэзией декабристов. Это, во-первых, тема протеста против
г-,

крепостного права, самодержавно-полицейского режима. В 1829 г.
пятнадцатилетний поэт в стихотворении «Жалоба турка» выражает про-
тест против политической и общественной реакции последекабрьской
эпохи. Устами «турка» мальчик-поэт говорит, что на его родине:
.. .рано жизнь тяжка бывает для людей …
Там стонет уеловек от рабства и цепей! ..
Это, во-вторых, тема свободы и вольности. Она ставится во многих
стихотворениях раннего Лермонтова. В «Предсказании», написанном в
1 830 г., когда в России произошли холерные бунты и волнения военных
поселений в Новгородской губернии, поэт говорит об ожидаемой им на-
родной революции в России. В стихотворении, озаглавленном «Париж
30 июля 1830г.», Лермонтов приветствует французскую революцию:
И загорелся страшный бой …
И знамя вольности как дух
Идет пред гордою толпой.
В пролитой на улицах и площадях Парижа народной крови поэт об-
виняет короля:
О! уем заплатишь ты, тиран,
За эту праведную кровь,
За кровь людей, за кровь граждан?
В-третьих, подобно декабристам, Лермонтов прославляет борцов за
свободу. О любимом поэтами-декабристами Вадиме Новгородском, под-
нявшем восстание против Рюрика, Лермонтов написал целую поэму:
«Последний сын вольности». Продолжателем декабристов является Лер-
монтов и в своем взгляде на поэта как гражданина, борца за свободу.
С. Флоринский
Философская лирика
Мечта о свободе у Лермонтова неразрывно связана с тоской о жи-
вом деле и жаждой борьбы. Поэт тяготится вынужденным бездействием,
не возможностью найти применение своим силам, с горечью восклицая:
Как в ноуь звезды падучей пламень,
Не нужен в мире я …
В глубоком по содержанию стихотворении « 1 831-го июня 11 дня»
(Лермонтову было только 16 лет, когда он его написал!) поэт говорит:
Так жизнь скучна, когда боренья нет.
В мину~шее проникнув, различить
В ней мало дел мы можем; в цвете лет
Она души не будет веселить.
Мне нужно действовать, я каждый день
Бессмертным сделать бы желал, как Tei-/b
12

Великого героя, и понять
Я не могу, что значит отдыхать.
Мотивы, характерные для ранней лирики Лермонтова: протестпро-
тив деспотизма, страстная любовь к свободе, жажда борьбы и дела,
предчувствие «ужасной гибели» — продолжают звучать и в зрелых сти-
хах поэта. Но стиль, характер лирики Лермонтова постепенно меняют-
ся. Ранние лирические стихотворения носят, по большей части, ярко
выраженный романтический характер.
Читая их, иногда трудно бывает сказать о поэте: где, когда он живет
— в какой стране, в каком обществе. Отсутствует конкретное описание
обстановки, окружающей поэта. Есть среди них исключения, например
стихотворение «Бупевар», но в начале творческого пути Лермонтова они
единичны. Некоторые ранние стихотворения молодого поэта представ-
ляют собой подражание Пушкину.
Стечением времени живая жизнь все больше и больше вторгается
во внутренний мир поэта. Живые, конкретные детали быта, обстановки,
окружающей поэта, находят себе место в его поэзии … Его «русская
душа», о которой Лермонтов говорит в одном из своих стихотворений
((Нет, я не Байрон … »), раскрывается все более и более полно. Такие
стихи, как «Смерть поэта», «Бородино», «Поэт», «Сон», «Спор». «Выхо-
жу один я на дорогу», мог написать только русский поэт второй четвер-
ти прошлого века. В зрелых стихах Лермонтова боевой, протестующий
романтизм сочетается с реализмом.
А.3ерчанинов,Н.Колокольцев,В.Литвинов
Из стихотворений, относящихся к философской лирике Лермон-
това ((Монолоп>, 1829 г.; «1831-го нюня 11 цня»), перед нами встает
образ человека, наделенного глубоким умом, сильными чувствами, не-
преодолимым стремлением к деятельности, к борьбе. Уже мальчиком
Лермонтов считал, что он рожден для совершения великих дел, что он
избранник истории, жизнь которого окончится или его торжеством или
гибелью: «Я рожден, чтобы целый мир был зритель торжества иль ги-
бели моей». Но окружающая жизнь не давала возможности действо-
вать, применить на практике богатые силы души, талант и знания.
Так жизнь скучна, когда боренья нет …
Мне нужно действовать, я каждый день
Бессмертным сделать бы желал, как тень
Великого героя, и понять
Я не могу, что значит отдыхать.
(« 1 831-го июня 11 дня»)
Насколько близки были лучшим людям 30-х годов стремления
Лермонтова к борьбе, к деятельности, выраженные в этом сти-
хотворении, к жажде деятельного участия в жизни, показывают выска-
зывания сверстников поэта — Белинского и Герцена. В 1834 г.
Белинский писал, независимо от Лермонтова, поэзии которого он тог-
да не знал: «Жизнь есть действование, а действование есть борьба».
Подобные мысли высказывал и Герцен. «Человеку, -утверждал Гер-
цен, — хочется действовать, ибо одно действование может вполне удов-
летворить человека. Действование — сама личность».
С. Флоринский

Идею «Бородина» Белинский справедливо видел в «жалобе на
настоящее поколение, дремлющее в бездействии».
Значительно позднее Плеханов, развивая эту мысль Белинского,
писал: « … Недостаточно знать, что основная идея «Бородина» есть жа-
лоба поэта на современное ему поколение, «дремлющее в бездействии»,
а надо еще привести в ясность, какие исторические обстоятельства
вырвали эту жалобу из сердца Лермонтова. ДЛя разрешения этого воп-
роса надо будет вспомнить, что Лермонтов родился в октябре 1814 г. и
что, следовательно, ему пришлось провести свою юность в таком об-
ществе, которое было совершенно подавлено реакцией, очень усилив-
шейся после неудачи известного движения декабристов».
Белинский тонко понял основное идейное содержание лермонтовс-
кой поэзии (нетолькодля «Бородина», но и для всего творчества Лермон-
това характерен этот мотив), Плеханов дал историческое объяснение ему.
Продолжая в своих юношеских произведениях развитие традиции
декабристской поэзии, Лермонтов в 30-е годы, сталкиваясь с новыми
историческими условиями, с тоской осознает невозможность действия,
борьбы, о которых он пламенно мечтал.
Еще в начале творческого пути поэт настойчиво утверждал:

Мне нужно действовать, я каЖДblЙ день
Бессмвтныы сделать бы желал, как тень
Великого героя, и понять

Я не могу, что зна чп: о тдыхать,
Всегда кипит и зреет что-нибудь
В моем уме. Желанье и тоска
Тревожат беспрестанно эту грудь.

Ну что ж? Мне жизнь все как-то коротка,
И все боюсь, что не успею я
Свершить чего-то! ..
В обстановке реакции поэт не мог осуществить своих стремлений.
Отсюда широкая пессимистическая струя в его творчестве, отсюда и

14
фаталистическое подчас отношение к действительности, отсюда, нако-
нец, индивидуализм, сознание своего отщепенства. Обреченный на без-
действие, остро ощущающий никчемность и пустоту жизни современного
ему поколения, поэт приходит к фаталистическому раздумью о законо-
мерности и неизбежности своей гибели и, не зная, кому «руку подать в
минуту душевной невзгоды», замыкается в гордом одиночестве.
Чем сильнее разрастались мотивы скорби в поэзии Лермонтова,
чем глубже испытывал поэт тоску одиночества и бездействия, тем зна-
чительнее делалось изображение поэтом «страны рабов, страны гос-
под», тем громче звучали его призывы к борьбе.
Г. Абрамович, Ф. Головенченко
Лирика второго периода
Второй период в развитии лирики Лермонтова начинается с 1 837 г.
Смерть Пушкина как бы вырвала Лермонтова из плена романтической
мечты, из той жизни в мире своих чувств, душевных переживаний, в
которых он до сих пор находился. Центральная тема его лирики — лич-
ность в ее отношении к обществу — теперь ставится по-иному. Лермон-
тов начинает ближе присматриваться к жизни своего века, к
окружающей его действительности. Личность лирического героя вклю-
чается теперь в реальную жизнь, в конкретную действительность. Лер-
монтов-романтик перерастает в поэта-реалиста.
В лирике второго периода ставятся тоже темы общественного и
философского характера, но они наполняются новым содержанием.
С. Флоринский

Лирические произведения Лермонтова зрелого периода творче-
ства резко отличаются от юношеских стихотворений поэта. Среди зре-
лых его творений уже не встречается тех мотивов, которые были
преобладающими в стихотворениях юношеских. Нет больше мечтаний
о славе, об исключительных подвигах, об изгнании или казни за какое-
то неслыханное преступление против законов толпы.
Стихотворения Лермонтова заполняются образами и идеями ду-
шевной жизни, они служат выражением его души, его внутренней жиз-
ни. Это — лирический дневник гениальной души, сложного и глубокого
сознания, хватающий за сердце силой чувств, глубиной переживаний и
страданием, выраженным в гармонии стихов и поэтических образов.
Н. Кадмин

Тема патриотизма
Лермонтов горячо любил Россию. Он любил ее так, как любили луч-
шие люди его времени — Белинский, Герцен, как позже любили Чер-
Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой! ..
нышевский, Некрасов, Добролюбов. Любовь к России соединялась в
нем с ненавистью к врагам русского народа, с протестом против тира-
нии, крепостного права, насилия надличностью.
Мотивы любви к родине мы встречаем и в ранних стихотворениях
Лермонтова. Боль за любимую родину звучит в стихотворении «Жало-
ба турка». В 1831 г. поэт пишет «Поле Бородина» — на ту же тему, что и
позднейшее «Бороцино», которое мытак ценим илюбим.
В «Поле Бородина» еще много романтической риторики. В уста ге-
роя-бойца поэт вкладываеттакие слова и фразы, которые не мог бы
произнести живой, реальный участник знаменитой битвы.
Герой стихотворения говорит своему товарищу-бойцу:
Брат, слушай песню непогоды, Душа от мщения тряслася,
Она дика, как песнь свободы! И пуля смерти понеслася
Из моего ружья …
Перед нами не возникает реальной картины Бородинского сраже-
ния. Но в этом же стихотворении мы находим всем знакомые слова,
которые нам давно стали дороги по стихотворению «Бороцино»:
Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой!
«Поле Бородина» — первое воплощение мыслей и чувств, которые в
течение многих лет жили в душе поэта-патриота.
Через пять лет Лермонтов, достигший поэтической зрелости, на-
шел для них новое, гениальное выражение — создал свое «Бородина»,
ставшее одним из любимейших стихотворений русского народа, пре-
вратившееся в народную песню.
«Бородино» — произведение реалистическое. Оно написано в фор-
ме разговора молодого солдата с ветераном, участником войны 1812 г.
По существу «Бородино» — рассказ рядового солдата о Бородинском сра-
жении, так как только первые семь строк принадлежат его собеседнику.
Рассказ ведется эпически спокойным тоном человека, гордого за
свое героическое поколение, но в то же время не склонного к хвастов-
ству и пышным фразам. Лишь изредка тон повествования повышается,
и речь героя-бойца звучит горячо и торжественно:
Уж мы пойдем ломить стеною, В дыму огонь блестел.
Уж постоим мы головою
За родину свою! ..
Вам не видать таких сражений! ..
Носились знамена, как тени,
Реалистическими подробностями насыщено описание ночи перед
боем. С большим искусством показана картина боя. Действие разви-

вается стремительно. Слуховые образы чередуются со зрительными.
Звучал булат, картечь визжала, Земля тряслась — как наши груди,
Рука бойцов колоть устала, Смешались в кучу кони, люди,
И ядрам пролетать мешала И залпы тысячи орудий
Г ара кровавых тел. Слились в протяжный вой …
Истинный патриотизм русских людей, патриотизм без хва-
стовства, без позы, отражен в стихотворении Лермонтова. Настроение
русских солдат перед Бородинским сражением показано в четырех
выразительных строках:
… ворчали старики:
Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?
Ореолом высокого героизма окружен образ полковника. В его
уста вложены слова, которые столько раз повторяли в 1941 г. со-
ветские воины:
«Ребята! Не Москва ль за нами? И умереть мы обещали,
Умремте ж под Москвой, И клятву верности сдержали
Как наши братья умирали!» Мы в Бородинекий бой!
Вызывает горячую симпатию образ самого рассказчика. В его про-
стом, незатейливом, порой шутливом, порой грубоватом, а иногда под-
нимающемся до высокого пафоса рассказе отражены те качества,
которые мы до сих пор ценим в русском солдате: готовность умереть за
любимую родину, храбрость, вера в победу, гордость русским военным
искусством, гордость за свое поколение.
Но подлинный герой «Бородина» — не солдат-рассказчик, а ве-
ликий русский народ — «могучее, лихое племя». Ему поет славу в сво-
ем стихотворении Лермонтов, выступающий здесь как подлинный
народный поэт.
Стихотворение «Бородино» — первое в истории русской литерату-
ры реалистические изображение войны. Лев Толстой считал «Бороли-
но» «зерном» своей великой эпопеи — романа «Война и мир». В то же
время «Бородина» выражает, по словам в.г. Белинского, «жалобу на
настоящее поколение, дремлющее в бездействии, зависть к великому
прошлому, столь полному славы н великих дел».
Язык «Бородина» прост и близок к разговорному: ((Ну ж был де-
нек … »: «Что толку в этакой безделке?»; «Постой-ка, брат мусью … »
Романтические строчки, характерные для «Поля Бородина», исче-
зают в «Бородине». Но там, где стихи его начинают — в согласии с
<,

содержанием — звучать, торжественно, мы находим и соответствую-
щие слова: «Носипись знамена, как тени»; «Рука бойцов колоть уста-
ла»; «Могучее, лихое племя … »
Своеобразен стих «Бородина». «Бороцино» написано четырехстоп-
ным ямбом с женской рифмой, но после каждой второй и шестой четы-
рехстопной строчки следует трехстопная строка с мужской рифмой:
Скажи-ка, дядя, ведь не даром Ведь были ж схватки боевые,
Москва, спаленная пожаром, Да, говорят, еще какие!
Французу отдана? Недаром помнит вся Россия
Продень Бородина!
«Бородино» всегда пользовалось большой популярностью. Его пели
как песню.
12 5-летие со дня рождения поэта и 1 ОО-летие со дня его смерти
усилили интерес советского читателя к творчеству Лермонтова. Среди
наиболее любимых классических стихотворений оказалось и «Борс-
дино». В эпоху Великой Отечественной войны оно вошло в число тех
произведении русской классической литературы, которые как бы по-
лучили новое для нас звучание. Мы повторяем его строчки, думая не о
событиях далекого прошлого, отраженного в стихотворении Лермонто-
ва, а о близком, о том, что происходило в недавнее время.
Чувством гордости за свой народ и за свою родину проникнуто юно-
шеское стихотворение Лермонтова «Два великана». В нем нашли
художественное отражение события 1 81 2 г.
«Старый русский великан» поджидает к себе «другого из далеких
чуждых стран».
И пришел с грозой военной Но улыбкой роковою
Трехнедельный удалец — Русский витязь отвечал:
И рукою дерзновенной. Посмотрел — тряхнул главою …
Хвать за вражеский венец. Ахнул дерзкий — и упал!
Лермонтова привлекал образ Наполеона. Он видел в нем исключи-
тельную, выдающуюся личность, могучий характер и посвятил Наполе-
ону ряд стихотворений, где наделяет его положительными чертами
[«Последнее новоселье», «Воздушный корабль»).
Однако когда дело шло о 1812 г., о нашествии Наполеона на Рос-
сию с захватнической целью, поэт-патриот видел в знаменитом пол-
ководце врага своей родины и своего народа и гордился победою
русского парода над Наполеоном. Он называет его «трехнедельным
удальцом» и подчеркивает дерзость наполеоновского похода на Рос-
сию: «рукой дерзновенной … », «ахнул дерзкий … ».
По-иному дан образ «русского витязя», олицетворяющего великий

русский народ. В его улыбке, «роковой» для врага, выражено сознание
русским народом своей правоты и сипы.
За несколько месяцев до своей трагической гибели Лермонтов на-
писал стихотворение «Родина», одно излучших в классической поэзии
XIX в. выражений чувства любви к родине.
Поэт называет свою любовь «странной», потому что она не похожа
на казенный патриотизм людей, преклонявшихся перед николаевской
монархией и презиравших «простой» русский народ.
Любовь к родине, как она выражена в стихотворении Лермонтова,
слагается из чувства горячей любви к русскому народу и любви поэта
к родной русской природе. Поэту дорога страна, в которой он живет,
мила русская природа, близкая сердцу русского человека, тесно свя-
занная с бытом народа:
Люблю дымок спаленной жнпвы. И на холме средь желтой нивы
В степи ночующий обоз, Чету белеющих берез …
Поэту близка и понятна жизнь простого народа, дорого все, что связа-
но с жизнью русского крестьянина, его радуют признаки его довольства:
С отрадой, многим незнакомой,
Я вижу полное гумно,
Избу, покрытую соломой,
С резными ставнями окно …
Это чувство «незнакомо» казенным патриотам, и совсем негюнягым,
возмутительным казалось им то, о чем говорит поэт в последних стро-
ках своего стихотворения:
И в праздник, вечером росистым, На пляску с топаньем и свистом
Смотреть до полночи готов Под говор пьяных мужичков.
Стихотворение «Родина» любили все лучшие русские люди про-
шлого. В этом стихотворении Лермонтов, по словам Добролюбова, «ста-
новится решительно выше всех предрассудков … и понимает любовь к
отечеству истинно, свято и разумно».
А.3ерчанинов,Н.Колокольцев,В.Литвинов
Поэт-гражданин, Лермонтов любил свою родину высокой любо-
вью. Он любил ее народ, ее природу, он высоко ценил характер русского
человека, он желал счастья своей стране. Любить родину в представле-
нии Лермонтова значило бороться за ее свободу, ненавидеть тех, кто
держит родную страну в цепях рабства.
Мотивы любви к родине звучат во многих стихотворениях Лермонто-
ва [и в «Жалобе турка», и в «Поле Бородина», и в «Бородине», и в «Двух
великанах»). Но с особой силой и полнотой раскрывается любовь к родине
и патриотизм Лермонтова в «Бородине» и в стихотворении, созданном

поэтом за несколько месяцев до своей трагической гибели, — «Родина».
Патриотизм Лермонтова, его настоящая, горячая любовь к родине,
к народу, героически отстаивавшему независимость своей страны в
грозные дни Отечественной войны 1 81 2 года, ярко выразились в сти-
хотворениях «Бороцино» и «Родина».
В «Бородине» Лермонтов поставил тему родины и ее героического
народа, обнаружившего в боях за независимость своей страны заме-
чательные черты национального русского характера. Исторически вер-
но и реалистически точно говорит Лермонтов о знаменитом сражении,
оценивая его так, как оценивал народ. Недаром рассказ о Бородинском
бое поэт вкладывает в уста солдата-артиллериста, участника сраже-
ния, рядового человека из народа. И какими же замечательными, чисто
русскими чертами наделяет поэт героя стихотворения.
Это прежде всего горячий патриот, вместе со своими товарищами
по оружию с беззаветной отвагой защищающий родину от ее врагов.
Второй замечательной чертой героя стихотворения является чув-
ство коллективизма, ощущение своей связи со всем народом в одном
общем деле. Недаром солдат, рассказывая о Бородине, употребляет ме-
стоимения во множественном числе — «МЫ», «наши» и Т.Д., подчеркивая
этим единство своих мыслей, чувств, настроений, стремлений с мысля-
ми, настроениями и стремлениями всего русского народа. В рассказе
солдата о поведении русских войск на поле Бородина раскрываются и
другие высоко ценные качества русского человека: храбрость и муже-
ство, ум и наблюдательность, бодрость духа и добродушие, гуманность и
справедливость в оценке людей, героизм и простота, цельность натуры.
Лермонтов восхищается такими людьми, устами героя называя их
«богатырями», противопоставляя их своему поколению, той интелли-
генции 30-х годов, которую он так резко охарактеризовал в «Думе».
Так понял идею «Бородина» гениальный современник Лермонтова-
Белинский. Он писал, что «основная идея стихотворения» — это «жало-
ба на настоящее поколение, дремлющее в бездействии, зависть к ве-
ликому прошедшему, столь полному славы и великих дел».
Язык «Бороцино», по справедливому замечанию Белинского, «от-
личается простотой и безыскусственностью: в каждом слове слышите
солдата, язык которого, не переставая быть грубо-простодушным, в то
же время благороден, силен и полон поэзии».
Подлинный народный патриотизм, которым проникнуто «Бородино»,
сделал это стихотворение народного поэта близким нам в годы Вели-
кой Отечественной войны, особенно в дни, когда враг рвался к Москве.
Ребята! Не Москва ль за нами?
Умремте ж под Москвой!-
20

Эти строки призывали с плакатов Окон ТАСС; их произносили бойцы,
бросавшиеся в бой с врагом; их приводили как призыв в окопных газетах.
Стихотворение «Бороцино» было взято на вооружение в дни гроз-
ной и ответственейшей борьбы с фашистской Германией. Что может
быть выше этой оценки?
В стихотворении «Родина» (1 841 ) Лермонтов отграничивает и про-
тивопоставляет свой патриотизм патриотизму официальному, казен-
ному. Прекрасный анализ этого стихотворения дал великий критик
60-х годов революционер-демократ Добролюбов.
«Лермонтов же, — писал Добролюбов, — обладал, конечно, громад-
ным талантом и, умевши рано постичь недостатки современного обще-
ства, умел понять и то, что спасение от этого ложного пути находится
только в народе. Доказательством служит его удивительное стихотво-
рение «Родина», в котором он понимает любовь к отечеству истинно,
свято и разумно. Он говорит:
Люблю отчизну я, но странною любовью;
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия по кой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтнья.
Что же любит в родине этот поэт, равнодушный и к воинской славе, и
к величавому покою государства, и даже к преданьям темной старины,
записанным смиренными иноками-летописцами? Вот что он любит:
Проселочным путем люблю скакать в телеге … и т. д.
Полнейшего выражения чистой любви к народу, гуманнейшего
взгляда на его жизнь нельзя и требовать от русского поэта».
Сыновняя любовь к родине, стремление к народу, забота о его сча-
стье, довольстве, любовь к родной природе — все эти патриотические
чувства Лермонтова прекрасно раскрываются в этом небольшом сти-
хотворении, написанном так задушевно и тепло.
С. Флоринский
В 1841 г. написано «Последнее новоселье»; в этом стихотворении
поэт выражает свое негодование против французов, которые некогда не
сумели оценить гения Наполеона, а теперь с торжеством переносят в свою
страну его прах. Поэт в этом произведении слишком сильно увлекается
личностью Наполеона. Если можно так выразиться, он увлекся в совер-
шенно противоположную сторону в стихотворении «Два великана» (1836
г.). Здесь говорится о том, как французский «трехнедельный удалец» идет
на старого русского великана, как последнему стоит только тряхнуть голо-
вой, чтобы победить своего дерзкого противника. В этом произведении
видно восхищение поэта могуществом России, а, с другой стороны, на-
смешливое, пренебрежительное отношение к Наполеону. Борьба с после-
дним была для России куда тяжелей, чем можно думать, судя по этому
стихотворению: она потребовала крайнего напряжения народных сил.
Та же мысль о могуществе России проведена в стихотворении «Спор»
(1841 г.), которое приближается к эпическому произведению. Здесь, в
форме разговора между горами Казбеком и Шат -горой (Зльбрусом) поэт
дает картину Востока, безлюдного, ленивого, дремлющего в неге и без-
действии, а, с другой стороны, картину завоевывающего, неудержимого
движения с севера — движения России; из этого сопоставления он де-
лает вывод, что Россия должна неминуемо по корить Кавказ.
Н. Дюнькин, А. Новиков
Отношение поэта к обществу
Любовь к родине у Лермонтова неразрывно связана с ненавистью к
самодержавию и правящим кругам. С потрясающей силой ненависть по-
эта к официальной России Николая 1, России крепостников и жандармов,
выражена в лаконическом стихотворении «Прощай, немытая Россия … »
Не одно чувство ненависти выражено в этом гневном восьмистишии,
но и боль за русский народ, по милости его правителей пребывающих в
невежестве, «послушный» самодержавной власти. Поэту горько сознавать,
что Россия — «страна рабов», покорно несущих гнет «голубых мундиров».
Отношение Лермонтова к правящим кругам ярче всего выражено в
стихотворении «Смерть Поэта».
Зто стихотворение делится на две части. Первая, заканчивающаяся
словами «и на устах его печать», была написана под непосредственным
впечатлением от известия о гибели Пушкина. Эта часть проникнута глу-
бокой скорбью об умершем поэте. Лермонтов нашел горячие, сильные и
точные слова, чтобы выразить свое преклонение перед погибшим поэтом,
свое восхищение гениальным дарованием Пушкина. Лермонтов говорит о
его «свободном, смелом даре», о «чудных песнях», о «дивном гении».
Уничтожающую характеристику дает Лермонтов Дантесу. Он прямо
называет его «убийцей», презрительно говорит о «пустом сердце», не со-
дрогнувшемся, когда Дантес готовился поразить великого поэта. Дантес,
эмигрант-реакционер, после революции 1 8ЗО г. бежавший из Франции
в Россию «на ловлю счастья и чинов», «не мот щадить … нашей славы»,
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!
Но уже в первой части стихотворения поэт клеймит тех людей, в
которых он видел главных виновников гибели Пушкина, тех, в чьих ру-
22

ках орудием был Дантес. Лермонтов называет их «насмешливыми не-
веждами», «клеветниками ничтожными» и с горечью упрекает поэта в
том, что «от мирных нег и дружбы простодушной вступил он В этот свет,
завистливый и душный для сердца вольного и пламенных страстей … »
Страстным гневом дышат 16 строк второй части стихотворения. Зто
пламенная речь трибуна-обличителя, обращенная к убийцам Пушкина.
«Надменные потомки известной подлостью прославленных отцов … », «Сво-
боды, Гения и Славы палачи» — так клеймит Лермонтов людей, «жадною
толпой стоящих у трона». Он грозит им «божьим судим». эту угрозу одина-
ково поняли — как «воззвание к революции» — и друзья, и враги поэта.
Стихотворение «Смерть Поэта» поражает своей силой и искрен-
ностью. Кажется, что оно сразу, в каком-то страстном порыве вылилось
из души поэта. Однако дошедшие до нас списки стихотворения свиде-
тельствуют о работе Лермонтова над отдельными строками. Он, видимо,
упорно искал наилучших слов для выражения своих мыслей и чувств,
искал и находил. Так, вместо слов «его противник» (о Дантесе) появи-
лось более сильное «его убийца». Первоначальное выражение «наме-
тил выстрел», было заменено более острым «навел удар».
Стихотворение «Смерть поэта» было впервые напечатано только в
1858 г. До этого оно в тысячах списков распространялось среди передо-
вых русских людей, возбуждая гнев, презрение, ненависть, призывая к
борьбе с самодержавием. До наших дней оно остается одним из самых
любимых классических стихотворений, как совершенное выражение скор-
би о гибели великого человека и протеста против произвола и насилия.
Беспощадную характеристику современного поэту светского об-
щества мы находим и в другом стихотворении Лермонтова — «Пер-
вое января».
Поэт не видит в окружающих его представителях «света» ничего
человеческого. Вокруг него
Мелькают образы бездушные людей,
Приличьем стянутые маски …
В этих людях нет ничего живого, ничего своего. Лермонтов говорит
о «диком шепоте затверженных речей», о «бестрепетных руках» светс-
ких красавиц.
Вольные мечты уносят поэта далеко от чуждых ему людей. Но когда
он снова возвращается к ним, ему «хочется смутить веселость их»
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью н злостью.
В стихотворении «Первое января» поэт нашел слова исклю-
чительной силы, новые, свежие эпитеты, чтобы заклеймить ненавистное
ему общество (не лица, а маски, шепот дикий и т. д.).
Необыкновенно метко характеризует политическую поэзию Лер-
монтова его выражение «железный стих».

В 1838 г. Лермонтов написал стихотворение «Дума», в котором
выступает как беспощадный обличитель современного ему поколения.
«Думу» часто называют элегией-сатирой, в ней мы находим и грустное
раздумье над судьбой «нашего поколения», и горький смех человека,
негодующего, оскорбленного пороками современного ему общества.

Поэту больно видеть, что его поколение живет «без цели», «в без-
действии», «без борьбы» в такую эпоху, когда нужно действовать и бо-
роться. Поколение, современное Лермонтову, не способно ни к ненависти,
ни к любви: случайная любовь и случайная ненависть, для которых люди
ничем не жертвуют, не имеют никакой цены, потому что только глубоко
выстраданная любовь и выстраданная ненависть могут поднять чело-
веканаборьбуинаподви~

С болью и горечью говорит поэт о людях, которые
Перед опасностью позорно маЛОДУШНbI
И перед властию презренные рабы ..

Такое поколение не сможет, подобно декабристам, восстать, всту-
пить в бой с ненавистным самодержавием. «Дума» заканчивается
предсказанием:
Толпой угрюмою и скоро поээбыюй

Над миром Мь! пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни МblСЛИ плодовитой,
Ни гением начатого труда.

И прах нащ с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презртельныы стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом

Идейно это стихотворение близко к взглядам декабристов. В сти-
хотворении Рылеева «Гражданин» мы также находим обращенные по-
этом к его поколению упреки в «постыдной праздности». Но в написанной
в другую эпоху «Думе» Лермонтова нет веры в близкое восстание наро-
да, которая делает оптимистическим стихотворение Рылеева.

С глубоким сочувствием встретил «Думу» Белинский. Он писал о
«Думе»: «Эти стихи писаны кровью, они вышли из глубины оскорблен-
ного духа: это вопль, зто стон человека, для которого отсутствие внут-
ренней жизни есть зло в тысячу раз ужаснее физической смерти! .. И
кто же из людей нового поколения не найдет в нем разгадки собствен-
ного уныния, душевной апатии, пустоты внутренней и не откликнется на
него своим воплем».

А. 3ерчанинов,Н. Колокольцев,В.Литвинов

в конце января 1837 г., получив известие о трагической гибели Пуш-
кина, Лермонтов отозвался на это ужасное событие стихотворением
«Смерть Поэта». Это стихотворение представляет собой яркий образец
гражданской лирики поэта, уже по-новому строящего свои стихи с обще-
ственной направленностью. 3десь нет ничего отвлеченного, здесь все кон-
кретно, здесь дан отклик русского народного поэта на великую утрату,
понесенную его родиной. Этим стихотворением Лермонтов непосредствен-
но включался в общественно-освободительную борьбу своего времени.

От лица всего передового, что было в русском обществе того вре-
мени, от лица широких народных масс Лермонтов выражает чувство
скорби по поводу смерти Пушкина и чувств гнева и негодования по ад-
ресуубийц великого поэта.

Уже в первой половине стихотворения, выдержанной в основном в
духе элегии, Лермонтов не может удержаться от обличительных выпадов
против тех «клеветников ничтожных», которые «так долго гнали его (Пуш-
кина) свободный, смелый дар и для потехи раздували чуть затаившийся
пожар». Уже здесь Лермонтов точно указывает, кто эти клеветники: это
«свет», светское общество, против «мнений» которого «восстал» Пушкин.

Во второй же половине стихотворения, в последних 16 строках,
Лермонтов от элегии переходит прямо к политической сатире, давая
полный простор своему гражданскому негодованию. Поэт-трибун об-
ращается к настоящим убийцам Пушкина с пламенной обличительной
речью, клеймя «надменных потомков известной подлостью прослав-
ленных отцов», тех, кто «жадною толпой» стояту трона. Это придворное
общество Лермонтов открыто называет «палачами свободы, гения и
славы» и грозит им «божьим судом». Но этот «божий суд» произойдет
не в загробном мире, а здесь, на земле, где прольется «черная кровь»
убийц Пушкина. Поэтому-то как «воззвание к революции» и поняли
эти строки те, к кому они были обращены.

По своему жанру стихотворение «Смерть Поэта» представляет со-
бой впервые в русской поэзии смелое сочетание элегии с сатирой. Про-
должая линию Пушкина, Лермонтов ломает рамки традиционных жанров,
создает новый жанр, наиболее подходящий для выражения своих мыс-
лей и чувств. «Смерть Поэта» — это речь общественного обвинителя,
новый образец политической лирики, отличающийся точностью и яс-
ностью языка. Ораторская мелодия стиха поражает богатым интонаци-
онным рисунком, предельно искренне передающим волновавшие поэта
чувства. Голос Лермонтова то дрожит от сдерживаемого негодования,
то полон презрения, то звучит грустно-лирически, то возвышается в
гневном негодовании, не останавливаясь перед самыми сильными вы-
ражениями (кизвестнои подлостью прославленных отцов»).

Стихотворение «Смерть Поэта», раэошедшееся в тысячах ру-
кописных экэемппяров, произвепо огромное впечатпение на читателеи
Еспи придворное общество во гпаве с царем, расценивая его, как «воз-
звание к ревопюции», вознегодовапо на Лермонтова и поспешипо рас-
правиться с дерзким поэтом, то все передовое, что быпо среди
дворянства и разночинной интеппигенции, цепиком раздепяпо чувства
Лермонтова и оценку, данную им убийству Пушкина. Один из совре-
менников, учившийся в эти годы в учипище правоведения, так передает
впечатпение, оказанное на него и его товарищей стихотворением
«Смерть Поэта»: «Мы читапи и декnамировапи его с беспредепьным
жаром … мы вопновапись, приходипи … в гпубокое негодование, пыпапи
от всей души, напопненной геройским воодушевпением, готовые, по-
жапуй, на что угодно, -так нас подымапа сипа пермонтовских стихов,
так заразитепен бып жар, ппаменевший в этих стихах».
«Дума» по своему жанру явпяется такой же эпегией-сатирой, как
и «Смерть Поэта». Топько сатира здесь направпена не на врагов, не па
придворное общество, как в «Смерти Поэта», а на ту дворянскую интеп-
пигенцию 30-х годов, представитепем которой бып и сам Лермонтов,
на то покопение, к которому принадnежап и он. Поэтому в этом стихотво-
рении местоимение второго пица (А вы, надменные потомки … ) сменя-
ется местоимением первого пица (богаты мы … Мы иссушипи … Мы
пучший сок … Мы жадно … и т.д.) Этим Лермонтов как бы подчеркивает,
что и сам он, будучи поставпен в такие же исторические усповия, как
и все его покопение, не может не испытывать на самом себе давпения
исторической общественной обстановки.
Основная тема этого стихотворения — это тема общественного пове-
дения чеповека. Она раскрывается в данной Лермонтовым в «Думе» ха-
рактеристике покопения 30-х годов. Это покопение, выросшее в усповиях
мрачной реакции, совсем не то, какое быпо в 1 D-20-x годах, не покопе-
ние «отцов», Т.е. декабристов. Оно рассматриваетобщественно-попити-
ческую борьбу декабристов как «ошибку» (<<Богаты мы, едва из копыбепи,
ошибками отцов … »). Оно отошпо отучастия в общественной жизни и угпу-
бипось в занятия «беспподной наукой» — идеапистической фипософией:
его не тревожат вопросы добра и зла; оно устранипось от общественной
борьбы, проявпяет «позорное маподушие перед опасностью», явпяется
«презренными рабами перед впастью», Такому покопению ничего не го-
ворят ни поэзия, ни искусство. Участь такого покопения безотрадна:
Толпой угрюмою и скоро поэвбыюя
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни МblСЛИ плодовитой,
Ни гением начатого труда.

Такая суровая, беспощадная оценка Лермонтовым своего по-
копения продиктована общественными взгпядами передового поэта.
Лермонтов отрицает позицию отхода от общественной борьбы, заня-
тую его современниками. Дпя него, который еще юношей заявпяп:
«Мне нужно деиствоватъ», «Так жизнь скучна, когда боренья нет»,
особенно неприемпема позиция равнодушия, безучастного отноше-
ния к царящему в жизни зпу. Равнодушие к общественной жизни-
это духовная смерть чеповека.
Сурово порицая за это равнодушие, за отход от общественно-попити-
ческой борьбы свое покопение, Лермонтов как бы зоветего к морanьному
обновлению, к пробуждению от духовной спячки. Тем самым Лермонтов
возвышается над своим поколением, выступает в роли его обвинителя,
перекnикаясь с вождем «Северного общества» декабристов Рылеевым,
который с таким же обпичением обратился к уклоняющимся от попити-
ческой борьбы своим современникам в стихотворении «Гражданин».
Насколько справедлива и точна была характеристика поколения
30-х годов, данная Лермонтовым в «Думе», насколько она ярко вопло-
щала муки человека, отрицающего современность и в то же время со-
знающего власть ее и над ним, лучше всего говорят свидетельства таких
же глубоко мысливших и глубоко чувствовавших весь ужас своей эпохи
современников Лермонтова, как Белинский и Герцен. Белинский писал
о «Думе»: «Эти стихи писаны кровью; они вышли из глубины оскорблен-
ного духа. Это вопль, это стон человека, дnя которого отсутствие внутрен-
ней жизни есть зло, в тысячу раз ужаснейшее физической смерти! .. И
кто же из людей нового поколения не найдет в нем разгадки собственно-
го уныния, душевной апатии, пустоты внутренней и не откnикнется на
него своим воппем, своим стоном?» А Герцен высказался об этой эпохе
так: «Поймут ли, оценят ли грядущие люди весь ужас, всю трагическую
сторону нашего существования?. Поймут ли они … отчего руки не подни-
маются на бопьшой труд, отчего в минуту восторга не забываем тоски?»
После ознакомления с такими стихотворениями, как «Смерть По-
эта» и «Дума», нам легко понять, как допжен был чувствовать себя сво-
бодолюбивый и мятежный, рвущийся к общественной борьбе поэт,
вынужденный жить в «завистливом и душном» светском обществе, сын
«эпохи безвременья».
С. Фпоринский
В «Смерти Поэта» (1837) Лермонтов производит поэтический суд
над дворянским кругом — «светом, завистливым и душным» и над пра-
вящей царской кликой. Революционно быпо в этом стихотворении и
резкое обличение «надменных потомков» и подчеркнутое противопос-

тавление «лраведной крови» Пушкина — «черной крови» «жадной тол-
пы, стоящей у трона». Недаром правительственные лакеи поспешит пе-
редать Николаю I экземпляр стихотворения с надписью «Воззвание к
революции», недаром правящие круги, узнавшие себя в «наперсниках
разврата», «свободы, гения и сланы палачах», способствовали тому, что
Лермонтов был сослан на Кавказ.
Бросив вызов николаевской России в этом первом замечатель-
ном образце своей общественной лирики, Лермонтов через год по-
этически оформляет в знаменитой «Думе» (1838) приговор над
дворянством в целом.
Будущее М€1ЛОДОГО поколения господствующего класса представ-
ляется позту «пустым или темным». Это поколение «в бездействии со-
старится». Жизнь для него — «ровный путь без цели», «пир на празднике
чужом». Представители этого поколения «перед опасностью позорно
малодушны и перед властию презренные рабы».
«Дума», дав реалистическое изображение дворянской молодежи 30-х
годов, отмеченной мелкими страстями, ничтожными помыслами, произ-
несла суровый и справедливый приговор над этой жалкой «толпой», кото-
рая не оставит потомству «ни мысли плодовитой, ни гением начатого труда».
Г. Абрамович, Ф. Головенченко
Свой безнадежный взгляд на современную молодежь поэт выразил
в стихотворении «Дума» (1838 г.]. В нем он говорит об умственной пус-
тоте и нравственном одряхлении современного молодого поколения. В
некоторых местах этого произведения поэт впадает, однако, в преувели-
чения, например, говоря о «бремени познания» и о «надеждах лучших».
Есть основания сомневаться в том, что молодежь того времени очень
«иссушала ум наукою бесплодной»; да и вообще, эта «обремененность
наукой» и «благородный голос, неверием осмеянных страстей» как-то
не совмещаются с бездельем и умственной неподвижностью.
Неприязненное чувство к великосветскому обществу выражено и в
стихотворении «Первое января» -1840 г.
Как часто, пестрою толпою окружен,
Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,
При шуме музыки и пляски,
При диком шепоте затверженных речей,
Мелькают образы бездушные людей,
Приличьем стянутые маски …
Поэту хочется уйти от этой обстановки, унестись мечтой к счастли-
вой поре детства; но тут окружающий шум спугивает его мечту, и он воз-
вращается к действительности; тогда ему хочется «смутить веселье их»
28

и дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью и злостью.
Наибольшей силы достигает, однако, негодование Лермонтова про-
тив общества, или, вернее, части его, в знаменитом стихотворении
«Смерть Поэта». Это стихотворение, написанное в 1837 г. как извест-
но, положило начало славе Лермонтова.
Поэт глубоко почувствовал, что потеряло общество в лице Пушки-
на, и в этом стихотворении выпил свое негодование против того света,
жертвой интриг которого пал Пушкин. Этим стихотворением Лермон-
тов практически выразил свой взгляд на поэта, которого он считал об-
щественным бойцом.
Стихотворение «Смерть Поэта» замечательно по силе и глубине
чувства возмущения, негодования.
Н. Дюнькин, А. Новиков
Одним из главных источников тяжелого настроения было отноше-
ние Лермонтова к современному обществу, которое он отождествлял с
тем светским кругом, среди которого вращался и который относился к
гордому и самолюбивому поэту весьма недоброжелательно. В стихот-
ворении «Дума» Лермонтов дает общую характеристику своего поко-
ления, которое он обвиняет в том, что оно «к добру и злу постыдно
равнодушно», что оно неспособно ни верить, ни любить, что существо-
вание его бессодержательно и бесплодно.
Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах нащ с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом.
В.Саводник
В стихотворении «Смерть Поэта» Лермонтов выразил свой протест
против того общества, среди которого он жил и действовал, и с той поры в
его лирике преобладающими мотивами являются с одной стороны на-
смешка, полная язвительности и желчи, с другой — глубокая сердечная
тоска, подчас доходящая до отчаяния. В своих сатирических стихотворе-
ниях Лермонтов обрисовывает, главным образом, ту современную ему ин-
теллигентную молодежь, жизнь которой ему была хорошо известна и
влиянию которой он сам подчинялся в своей юности. Так, в стихотворении
«Первое января» поэт изображает, с одной стороны, мечты воображения,
уносящие его в прошедшее, с другой — картину окружающей его действи-
тельности. Между тем и другим полный контраст: воображение рисует по-
эту деревню с теми привлекательными по своей жизненности картинами
природы, которыми он наслаждался в детстве; действительность, напро-
тив, представляется в виде маскарада, где хотя и заметно движение, но
оно кажется ему безжизненной суетой, среди которой люди являются ка-
кими-то бездушными образами с раз и навсегда затверженными речами.
Нося в душе своей возвышенные стремления, поэт возмущается фаль-
шью, пустотою и ничтожеством людей, убивших в себе всякое проявление
искренности, прямоты отношений и других человеческих черт. Чувство не-
годования настолько сильно овладевает им, что у него является желание
смутить веселость людей, увлекающихся мишурным блеском, «дерзко бро-
сить им в глаза железный стих, облитый горечью и злостью».
С большей определенностью Лермонтов изображает недуги обще-
ства в стихотворении «Дума». По силе стиха, по той потрясающей скорби,
которою оно проникнуто, это стихотворение можно отнести к числу образ-
цовых лирических произведений всей русской литературы. Поэт рисует
безотрадную картину современного ему молодого поколения: отсутствие в
нем воли и энергии, презренное пресмыкательство перед сильными, апа-
тию. Постыдно равнодушное и к добру и к злу, оно глухо к искусству и
поэзии, и если проявляет чувство любви и ненависти, то только случайно,
будучи неспособно ни на какие жертвы вследствие бессилия или нрав-
ственной дряблости. В наследство от предков это поколение получило одни
лишь ошибки; жизнь томит его, ибо для него она не имеет никаких целей.
И будущность поколения представляется поэту в самом печальном виде: в
области мысли и искусства оно пройдет без шума и следа, и потомок будет
смеяться над ним таким же горьким смехом, каким смеется обманутый
сын над отцом, промотавшим свое состояние.
Давая характеристику своему поколению, обличая сильным худо-
жественным стихом ничтожество современного ему общества, Лермон-
тов осмеивает тех людей, которые ничтожный блеск сделали для себя
идолом и для которых цель жизни в пустой суете. Такие люди могут
только губительно влиять на все чистое и прекрасное в природе и чело-
веческой жизни. Эту мысль Лермонтов проводит в стихотворении «Три
пальмы», имеющем форму аллегорического рассказа.
В начале стихотворения рисуется картина оазиса среди песчаной
аравийской пустыни: на нем возвышаются три гордые пальмы, между
которыми пробивается журчащий ручеек, питающий их корни своими
холодными струями. Пальмы ропщут на свою судьбу, на то, что росли и
цвели в пустыне, не принося пользы, на Бога, обрекшего их на такую
жалкую участь. В следующий момент к оазису подходит караван и рас-
30

полагается на нем станом. Пальмы приветствуют гостей, звучный ручей
поит их своей студеной влагой. Но вместо благодарности за гостепри-
имство люди срубают деревья для костра и, покинув оазис, оставляют
один лишь седой и холодный пепел. Заключительная картина оставля-
еттяжелое впечатление: на месте веселого, полного жизни оазиса яв-
ляется дикая и мрачная пустыня, заносимая раскаленным песком и
посещаемая одним лишь хохлатым коршуном.
С.БураковскиЙ
Во всех своих произведениях Лермонтов был почти исключительно
занят самим собой, своим внутренним миром. Смерть Пушкина нару-
шила обычное течение его дум, и он отозвался на народное горе с такой
искренностью, что даже хорошо знавшие его люди не хотели понять его
раздражения. Стихотворение, написанное Лермонтовым на смерть Пуш-
кина, было такою же неожиданностью, как и несчастие, постигшее Рос-
сию 29-го января 1837 года. Нервное напряжение поэта было в эти
печальные дни так сильно, что он слег в постель, а как сильно было его
негодование, можно понять уже из последних строф, в которых раздра-
жение Лермонтова достигает высшего напряжения.
Д вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счвстя обиженных родов!
Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, гения и славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — все молчи! ..
Но есть и Божий суд наперсники разврата,
Есть грозный суд: он ждет,
Он недоступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!
Почему же смерть Пушкина так больно отозвалась на Лермонтове?
Известно, что Лермонтов далеко стоял от литературных кружков, и
близких отношений с Пушкиным у него не было, наконец, и в поэзии он не
мог назваться его учеником. ОднакоуЛермонтова бьmо немало при чин
так печалиться. Стихи «Смерть Поэта», действительно, скорее песня гне-
ва, чем печали. Пушкин умер жертвой великосветских интриг и обижен-
ного самолюбия, жертвой того самого «света», который так привлекал
Лермонтова и, вместе с тем, так часто сердил его своей холодностью.
Лермонтов разделял дворянские взгляды Пушкина и не любил то новое,
пришлое дворянство, которое сначала смотрело свысока на гениального
«сочинителя», а затем подвело его своими сплетнями под выстрел. В
негодовании Лермонтова сказалось также и чувство патриотизма.
Но была и другая, более глубокая причина, побудившая Лермонтова
выступить со своим словом в защиту памяти Пушкина.
Гибель Пушкина наводила поэта на один из наиболее трудных и
мучивших его вопросов. Подводя итог жизни и трудам Пушкина, Лер-
монтов в первый раз столкнулся лицом к лицу с роковым вопросом о
роли поэта в обществе или, другими словами, о своем собственном при-
звании. Эти мысли давно его тревожили, но всегда в форме отвлечен-
ного рассуждения. Теперь же перед его глазами был осязаемый факт-
гибель поэта и полное непонимание этого события со стороны просто-
народной и частью интеллигентной толпы.
В литературной критике иногда высказывалось мнение, что Лермон-
тов в вопросе об отношении поэта к обществу, пошел дальше Пушкина и
понял социальное значение писателя шире, чем оно понималось прежде.
Русская жизнь тридцатых годов помогла в данном случае Лермонтову;
она, независимо от него, выдвинула этот трудный вопрос и обязала поэта с
ним считаться: смерть Пушкина обострила его, и Лермонтов в последние
годы жизни постоянно к нему возвращался. Вопрос о нравственных обяза-
тельствах, какие берет на себя поэт, в силу своего духовного преимуще-
ства наддругими, не переставал за эти годы тревожить Лермонтова, и его
предсмертное стихотворение «Пророк» было написано на ту же тему.
Среди стихотворений Лермонтова, выражающих общественную
тенденцию, кроме вышеупомянутого «Смерть Поэта», следует отметить
и его знаменитую «Думу».
«Дума» — поразительное по своей силе и грусти произведение. Это
стихотворение как нельзя лучше отражает неподготовленность Лермон-
това в оценке современного ему общества; это огульное и беспощадное
осуждение целого поколения молодежи, которое названо не имеющим
будущности, бездеятельным, равнодушным ко всему, даже к поэзии, на-
конец, промотавшимся. Трудно себе представить большее непонимание
того, что готовилось И совершалось вокруг. Все люди «сороковых годов»
были беспощадно унижены и, конечно, лишь потому, что поэт знал хоро-
шо только один уголок жизни, один круг молодежи и поспешно перенес
его слабые стороны на все молодое поколение своего времени. Он при-
нял часть за целое. Кроме того, Лермонтов сознавал, что мириться с жиз-
нью этого, ему хорошо известного, поколения он не может, ауказать ему
исход из такого положения он был не в состоянии. Оставалось только
32
осыпать его укорами и бранью, и похоронить себя вместе с ним. Вопрос
об отношении сатирика к обществу решался очень просто: с одной сто-
роны — промотавшееся общество, а с другой — гражданин и судья, кото-
рый укоряет и клеймит. Таким образом, первый опыт общественной
сатиры был неудачным — критика свелась к голословному осуждению.
Такое решение задачи несколько видоизменяется в стихотворе-
нии «Не верь себе», написанном год спустя после «Думы» . Труд должен
занять место пророческих песен и обличения. Поэт должен стыдиться
выставлять напоказ свои чувства и не унижать себя перед «простодуш-
ной» чернью, но не потому, что эта чернь недостойна слушать поэта, а
наоборот потому, что она и страдает, и чувствует не менее, если не глуб-
же, чем сам поэт-
Взгляни: перед тобой играючи идет
Толпа дорогою привычной:
На лицах праздничных чуть виден след забот,
Слезы не встретишь непопппчноо:
А между тем из них едва ли есть один,
Тяжелой пыткой не измятый,
До преждевременных добравшийся морщин
Без преступленья иль утраты ..
Поверь: для них смешон твой плач и твой укор
С своим напевом заученным,
Как разрумяненный трагический актер,
Махающий мечом картонным
Таким образом, толпа и поэт уравнены в их положениях; они — две
одинаковые силы, противопоставленные друг другу. Толпа, много выстра-
давшая, имеет право осмеять поэта за то, что он выставляет напоказ свои
личные чувства; поэт со своей стороны, должен гордо хранить про себя
свои чувства. Что если личные чувства поэта совпадут с чувствами толпы и
его «печаль» и «страсть» примутхарактер общий, а неличный? Лермонтов
чувствовал возможность такого совпадения, и в стихотворении «Поэт»
жаловался на то, что духовная связь между поэтом и обществом порвана —
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, коюоо« свет
Внимал в немом благоговеньи?
Бывало, верный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы;
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы
т вой стих, как Божий дух, носился над толпой,
И отзыв мыслей благородных
Звучал, как колокол на башне вечевой,
Во дни торжеств и бед народных.
Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блестки и обманы;
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны. ..
Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк!
Иль никогда на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?
Как рельефно выражена в этих стихах мысль об общественной роли
поэта и как высоко вознесен идеальный образ пророка-поэта!
Но отдаваться мечте о живом общении поэта и общества или скор-
беть об их разладе — не значило найти решение задачи. Когда Лермонтов
начинал хладнокровно вдумываться в эту загадку, он снова сталкивался
с трудностями. Стихотворение «Журналист, читатель и писатель» на-
глядно отражает эти трудности. Писатель, отвечая на запросы журнали-
ста и читателя, рисует им два момента творчества — момент свободного
вдохновения и момент наплыва тяжелых дум, вдохновения, вызванного
размышлением и навязанного извне. Плоды первого момента, когда
… с отвагою свободной И мир мечтою благородной
Поэт на будущность глядит, Пред ним очищен и обмыт.
В этих стихах личные мгновенные увлечения поэта сочтены пустя-
ками и обесценены в глазах толпы.
Плоды второго момента — наплыва озлобленных дум, по словам пи-
сателя, также должны быть хранимы втайне и не выставляемы напоказ
людям. Творчество в эти моменты бывает несвободно. Это сознает сам
писатель:
Бывают тягостные ночи:
Без сна горят и плачут очи,
На сердце — жадная тоска;
Дрожа, холодная рука
Подушку жаркую обьемлет;
Невольный страх власы подьемлет;
Болезненный, безумный крик
Из груди рвется — и язык
Лепечет громко, без сознанья,
Давно забытые названья.
в этом нервном состоянии писатель готов от анализа своих соб-
ственных чувств перейти к сатире окружающего:
Тогда пишу. Диктует совесть, Картины хладные разврата,
Пером сердитый водит ум: Преданья глупых юных дней,
Т о соблазнительная повесть Давно без пользы и возврата
Сокрытых дел и тайных дум; Погибших в омуте страстей,
34
Судья безвестный и случайный,
Не дорожа чужою тайной,
Приличьем скрашенный порок
Я смело предаю позору;
Неумолим я и жесток …
Но зачем петь эти песни перед толпой, когда рискуешь остаться
непонятым?
Но, право, этих горьких строк Утоб тайный яд страницы знойной
Неприготовленному взору Смутил ребенка сон покойнып
Я не решуся показать… И сердце слабое увлек
Скажите ж мне, о чем писать? В свой необузданный поток?
К чему толпы неблагодарной О. нет! преступною мечтою
Мне злость и ненависть навлечь, Не ослепляя мысль мою,
Чюб бранью назвали коварной Такой тяжелою ценою
Мою пророческую речь? Я вашей славы не куплю …
В этих последних строках заключен новый и очень важный вопрос,
впервые поставленный Лермонтовым. До сих пор речь шла о том, что
поэт имеет право гордо хранить про себя свои личные песни, и, с другой
стороны, он обязан вникать в интересы толпы, на страже духовных ин-
тересов которой он поставлен, но и эта толпа также иногда имеет нрав-
ственное право осмеять поэта за его самомнение. Иными словами,
поднят вопрос: в какой степени нравственно прав поэт, взявший на себя
трудную задачу говорить обществу о его недостатках?
Уем глубже поэт вникал в эту загадку, тем печальнее он смотрел на
свое призвание, и кончил тем, что, не уяснив своей роли, вернулся к
старому:
С тех пор, как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.
Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы- даром Божьей пищи.
Завет Предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная,

Средь битв незримых, но упорных,
Среди обманщиц и невежд.
Среди сомнений ложно-черных
И ложно-радужных надежд.
и звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.
Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
Т о старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:
«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец — хотел уверить нас,
Чло Бог гласит его устами!
Смотрите ж, дети на него,
Как он угрюм, и худ. и бледен!
Смотрите, как он наг и беден!
Как презирают все есо!»
(«Пророк» )
Поэт и толпа вновь противопоставлены друг другу, как две враж-
дебные стихии, не достигшие никакого соглашения в жизни.
Иногда, в связи с этим, озлобление Лермонтова достигало такой
остроты, что поэт не останавливался даже перед напраслиной, возво-
димой на самого себя. Так, в стихотворении «Не смейся над моей про-
роческой тоскою» Лермонтов, после мечтаний об ожидающей его
позорной смерти, в таких выражениях говорит о своем творчестве:
Не смейся над моей пророческоп тоскою.
Я знал — удар судьбы меня не обойдет;
Я знал, что голова, любимая тобою,
С твоей груди на плаху перейдет.
Я говорил тебе: ни счзстя, ни славы
Мне в мире не найти. Настанет час кровавый,
И я паду — и хитрая вражда
С улыбкой очернит мой недоцветший гений,
И я погибну без следа
Моих надежд. моих мучений …
Но я без страха жду довременный конец;
Давно пора мне мир увидеть новый.
Пускай толпа растопчет мой венец,
Венец певца, венец терновый, —
Пускай! я им не дорожил!
Принять сто ээявпеиив Лермонтова за сознательный итог своей
творческой деятельности, как писателя, невозможно. Сопоставляя все
вышеприведенные стихотворения, посвященные вопросу об отношении
поэта к обществу, можно сказать, что задача так и осталась для Лер-
монтова нераэрешеннои. Он не находил в своей поэзии того удовлетво-
рения, какое находит человек в любимом «деле», его мечты о своем
великом призвании также не находили себе оправдания в его творче-
стве, и в вопросе о соотношении этого творчества с жизнью поэт не
пришел ни к какому решающему выводу.
После всех этих дум над трудной задачей в душе Лермонтова оста-
лось только одно чувство: презрение к толпе, враждебной всему вели-
кому, сильному и вдохновенному. Это чувство с юношеских лет
проскальзывает в стихотворениях Лермонтова. Если его герои и не при-
ходят с толпой в прямое соприкосновение, то их отчуждение указывает
на рознь, какая существует между ними и людьми их окружающими …
То же презрение к толпе проглядывает и в тех стихотворениях Лермон-
това, в которых он читает выговор светскому кругу …
Н. Котляревский
36

в «Умирающем гладиаторе», отрывке из «Чвильд-Гаропьдэ», поэт
выражает собственную горечь и презрение к безжалостной и мелочной
толпе, жаждущей зрелищ и крови, венчающей сегодня гладиатора как
героя, а завтра убивающей его как «освистанного актера».
В стихотворении «Не верь, не верь себе, мечтатель молодой» выра-
жено такое же безнадежное отношение к тому, чтобы возможно было
настоящее понимание между поэтом и толпой. Лермонтов убеждает меч-
тателя, чувствующего в себе «родник, простых и сладких звуков полный»,
не предаваться им, не вслушиваться в них, ибо невозможно передать всю
заветную глубину внутренних чувств и образов «словом ледяным», а глав-
ное потому, что толпа пройдет мимо всего этого, оскорбив душу поэта
легкомысленным и пустым вниманием, взглянув на него как на фигляра.
Поэт со всеми своими думами и образами стоит перед этой равнодуш-
ной, занятой своими горечами и волнениями толпой, как
.. .Разрумяненный трагический актер,
Махающий мечом картонным
В «Думе», посвященной современному поколению, поэт скорбит
о ничтожестве этого поколения, о его бессилии, дряблости, о том,
что оно пройдет
…не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
Правда, Лермонтов не знал, что именно в поколении 30-х и 40-х
годов назревает могущественное литературное и общественное тече-
ние, которое дало потом столько энергичных и глубоких талантов, но
которое царило в то время в полном молчании, и в кажущейся пустоте
которого поэт с живой душой, не слыша вокруг себя движенья настоя-
щей творческой жизни, задыхался; ему казалось, что со смертью Пуш-
кина умерло в России все живое, и он горько скорбел и жаловался на
эту пустоту и на свое глубокое умственное одиночество.
Порой у него вырывается настоящий крик отчаянья и тоски, как,
например, в стихотворении «И скучно и грустно», кончающемся стиха-
ми: «И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, — такая
пустая и глупая шутка … » Но, конечно, такое заявление было лишь вы-
ражением минутного настроения, ибо Лермонтов уже сам по себе, соб-
ственной творческой душой, столь богатой думами и чувствами, являлся
живым доказательством тому, что жизнь — не пустая и глупая шутка.
Даже в пересказах народных легенд или в вымыслах поэтической
фантазии находил он пищу для своей душевной горечи и для безна-
дежных мыслей о смерти. Так, например, в прекрасном стихотворении
«Три пальмы», где столько картин, нарисованных словом с высоким
изобразительным искусством, выражены полные горечи взгляды на
жизнь, ее обманы, бесплодность мечтаний в ней и холодное равноду-
шие при роды и мира к этим напрасным мечтам и к гибели живых су-
ществ. Три пальмы, гордо зеленевшие на маленьком оазисе пустыни,
как о величайшем счастье, мечтали о том, что обнаружило перед ними
жестокость, неблагодарность и ужас гибели.
Окруженный толпой, скучающий на балах и празднествах «при шуме
музыки и пляски», созерцая со скукой «приличьем стянутые маски»
городской толпы, поэт ощущает жгучее желанье «смутить веселость их
и дерзко бросить им в глаза» «железный стих, облитый горечью и зло-
стью». И успокаивается он, только отвлекаясь от этих мелькающих пе-
ред глазами картин и улетая мечтой в далекое прошлое, к мирным
картинам детства, навевающим на его душу тихое очарование.
Все эти лирические стихотворения — «документы» настроений Лер-
монтова, показывающие жившую в душе его двойственность: с одной
стороны, негодование и возмущение на мир, и связанные с этим чув-
ства горечи, озлобления, тоски и жгучей скорби; с другой — нежная и
возвышенная музыка мечтаний и лирической грусти, целый мир обра-
зов красоты, разума и поэзии.
Эти чувства отрицания и скорби на мир выражены в стихотворении
«Прорск», в котором дано лермонтовское отношение к задачам живу-
щего в мире гения и его заповедей людям и их жизни. Пророк пред-
ставляется Лермонтову совершенно не в том величии и блеске, с каким
рисует его Пушкин: проходящим по миру И «жгущим глаголом сердца
людей». Основная идея Лермонтова заключается в том, что этот глагол
пророка не доходит до сердец людей, они не слышат его, они глухи и
немы к нему. Наоборот, пророк, напоминающий обо всем высоком, об
ответственности людей перед высшим разумом и совестью, внушает
людям озлобление и ненависть. «С тех пор как Вечный Судия дал мне,-
говорит пророк, — всеведенье пророка, в очах людей читаю я страницы
злобы и порокв». Пророк не видит на лицах людей ничего, кроме злобы
и порока. Когда он стал провозглашать «любви и правды чистые уче-
нья», все ближние стали его избивать камнями. Он ушел от людей, уда-
лился в пустыню, и когда ему приходится порой торопливо пробираться
через шумный город, старцы, указывая на него, дают детям практичес-
кий пример того, как безумно не жить обычной жизнью, дающей все
блага, а жить какими-то мечтами и идеями. «Смотрите, как он худ, наг
и бледен, — говорят старцы детям, — как все его презирают». Пророк
слышит это И убеждается, что его мудрость миру не нужна и что в мире
царствует только закон корысти и хищности. Чем же утешается лер-
монтовский пророк, в чем находит отраду своей душе? В жизни, одино-
кой и тихой, среди природы; там душа его радостно раскрывается до
38
глубины и живет согласно с жизнью природы и чувствует Бога в ней.
Закон Предвечного храня, И звезды слушают меня,
Мне тварь покорна там земная Лучами радостно играя.
Н. Кадмин
Тема поэта и поэзии
Остро волновавшие Лермонтова, как гражданина, темы об обще-
ственном поведении человека (<<Дума») и неизбежной обреченности
сильной и гордой личности на одиночество в окружающей ее обще-
ственной среде того времени ставятся им и в стихотворениях, посвя-
щенных теме назначения поэта: «Поэт» и «Пророк». Стихотворение;
«Поэт» (1838) по своей теме примыкает к стихотворению «Дума». Если
в «Думе» основной является тема общественного поведения человека,
то в «Поэте» — тема общественного назначения поэта. В «Поэте» Лер-
монтов ставит вопрос о том, какова должна быть деятельность поэта в
современной ему общественной жизни. В решении этого вопроса Лер-
монтов исходит из декабристских взглядов на поэта как на гражданина
— борца за общественное благо.
Стихотворение построено в виде развернутого сравнения поэта с
кинжалом. Когда-то грозное боевое оружие, верно служившее своему
господину на поле битвы, теперь кинжал превратился в «игрушку золо-
тую, бесславную и безвредную», С такой судьбой кинжала сравнивает
далее Лермонтов и судьбу поэта в современном ему обществе. Прежде
поэт был похож на боевой кинжал. Он служил людям.
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы
т вой стих, как божий дух, носился над толпой
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных.
Таков был поэт в эпоху Рылеева, раннего Пушкина. Он был ве-
ликой силой, которая звала и вдохновляла на борьбу, указывала цели
борьбы. Тогда поэт был вместе с народом и «во дни «торжеств» и во
время «бед народных».
Не такого поэта видит Лермонтов в современной ему жизни, так как
не таково стало общество. Декабристов сменило поколение 30-х годов,
так полно и ярко охарактеризованное Лермонтовым в стихотворении
«Дума». Этому поколению ничего не говорят «мечты поэзии, создания
искусства». Его «тешат» лишь блестки и обманы», поэты вроде модного в
30-х годах Бенедиктова, слагавшего вылощенные, исполненные внеш-
ней красивости, но совершенно бессодержательные стихи.
Стихотворение заканчивается призывом к поэту-пророку про-
снуться И вновь обратить свое слово в неотразимый и сильный удар
кинжала. Великая роль поэта состоит в общественном служении наро-
ду-таков основной смысл стихотворения «Поэт».
Огромное идейное содержание заключено в небольшом стихотво-
рении «Пророк». В нем с потрясающей силой раскрывается трагедия
позта-пророка, обреченного жить и творить в условиях общественного
строя, основанного на социальной неправде, морально развращенного
(1-я и 2-я строфы). Поэт-гражданин, поэт-пророк в таком обществе
вызывает ненависть к себе, его забрасывают камнями, выгоняют из
городов в пустыню, его презирают. Лишь на лоне при роды поэт находит
моральный отдых и успокоение. Люди же к его проповеди любви и правды
относятся с озлоблением.
Такова неизбежная трагедия поэта-гражданина, носителя передовых
взглядов, общественника-борца в классовом эксплуататорском обществе.
Это была трагедия и Грибоедова, и Пушкина, и самого Лермонтова.
С. Флоринский
Стремление Лермонтова вырваться из круга «презренных рабов»,
из среды пошлого, пустого поколения выявилось и в стихотворения
«Поэт» (1838).
Рассказав о кинжале, который когда-то был грозным оружием, а
теперь «игрушкой золотой» блещет на стене «увы, бесславный и без-
вредный», поэт спрашивает:
В ваш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговеньи?
И вновь воскрешая мужественный образ рылеевского гражданина,
Лермонтов со всей силой тоски и страсти протестует против «изне-
женного века». Он пишет:
Бывело. меРНblЙ звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для бпты;
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы
т вой стих, как божий дух, носился над толпой.
И ОТЗblВ мыспей блыороиных
Звучал, как колокол на башне вечевой,
Во дни торжеств и бед народных.
40

Но скучен нам простой и ГОРДblЙ твой яэык.
Нас тешат блестки и обмены;
Как ветхая краса, наш ветхий мир прпвык
МОРЩИНbI прятать под румяны
Проснешься ли опять, осмеянныи пророк!
Иль никогда на голос мщенья
Из ЗОЛОТblХ ножон не вьювешь свой клинок,
Покрьпыа ржавчиной презренья?.
Таково понимание Лермонтовым общественного назначения по-
эта. Таким поэтом был сам Лермонтов.
Подводя итоги своей поэтической деятельности, Лермонтов пишет
знаменитое стихотворение «Пророк» (1841).
Итогтрагичен: проповедник «любви и правды» вынужден бежать от
окружающей его среды.
Г. Абрамович, Ф. Головенченко
Взгляд Лермонтова на поэта, как и взгляд Пушкина, очень возвы-
шенный; они несколько расходятся, однако лишь во взгляде на поэта,
как на общественного деятеля. Пушкин ценит поэта, главным образом,
как жреца чистого искусства, он даже думает, что
Не для житейского волненья, Рожзены ПОЭТbI, а
Не для корыст, не для битв … для вдохновенья,
Для звуков сладких и молитв …
Лермонтов думает, между тем, противоположное. В стихотворении
«Поэт», вспоминая прошедшее бескорыстное служение поэта и срав-
нивая его с настоящей деятельностью, когда поэт.
Свое утратил назначенье,
На злато променял ту власть, которой свет,
Внимал в немом благоговеньи,
он говорит:
Бывэло, меДНblЙ звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для бпизы,
Он нужен бып толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в чесы молитвы
Твой стих, как Божий Дух, носился над толпой,
И ОТЗblВ мыслея блессоопных
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных!
Основная мысль этого стихотворения развита в аллегорическом опи-
сании судьбы кинжала, раньше верно служившего горному наезднику, а
теперь оправленного в дорогие ножны и попавшего в качестве ненужной

игрушки на стену. Из этого стихотворения можно заключить, что Лер-
монтов смотрел на деятельность поэта, как на борьбу за правду, свободу и
т.п., а на поэта — как на общественного боица Конец этого стихотворения
проникнут негодованием против лицемерия современного общества.
Какова судьба поэта среди общества, на это Лермонтов дает ответ в
стихотворении «Пророк» -1841 г. 3а то, что пророк учит людей добру,
правде и любви, они бросают в него каменьями и, вдобавок, укоряют его
за правду и предостерегают своих детей от его участи.
\ Н. Дюнькин, А. Новиков
Относясь с суровостью к своим современникам, которым он хотел
бы бросить в лицо «железный стих, облитый горечью и злостью», Лер-
монтов нередко задавался вопросом о положении поэта среди этого
общества (<<Не верь себе», «Поэт», «Журналист, читатель и писатель»,
«Пророк» ). Вывод всегда получался весьма безотрадный: между поэтом
и обществом не может быть никакого понимания; общество, «толпа»,
погружено в свои мелочные заботы, чуждо высоких, идеальных целей и
подергает гонениям всякого, кто смущает его спокойное, самодоволь-
ное существование (<<Про рок»),
Провозглашать я стал любви В меня все ближние мои
И правды чистые ученья: Бросали бешено каменья.
И когда поэт-пророк, которому Вечный Судия даровал «всеведе-
нье» и который читает сокровенное в сердцах людей — «страницы зло-
бы и порока», — когда он торопливо пробирается через «шумный град»,
для того, чтобы скрыться в «пустыне», старцы указывают на него детям
«с улыбкою самолюбивой», как на несчастного отверженца:
Смотрите: вот пример для вас! «Смотрите ж, дети, на него,
Он горд был, не ужился с нами; Как он угрюм, и худ и бледен!
Глупец — хотел уверить нас, Смотрите, как он наг и беден!
Что бог гласит его устами! Как презирают все его!
В.Саводник
Свой взгляд на призвание поэта и на задачу поэзии вообще Лермон-
тов выразил, главным образом, в двух стихотворениях: «Поэт» и «Г’ророк».
Вопроса о цели поэзии не раз касался и Пушкин, причем, как из-
вестно, проводил ту идею, которую высказывали представители так на-
зываемой теории искусства Аля искусства. В одном из своих
стихотворений Пушкин выражает такой взгляд на призвание поэта:
Не для житейского волненья, Мы рождены для вдохновенья,
Не для корысти, не для битв, Для звуков сладких и молитв.
42

Признавая за поэтом право свободного творчества, Пушкин ука-
зывает на то, что это творчество, далекое от всякого житейского инте-
реса, служит само себе целью и, как искусство, вне себя цели не имеет.
Лермонтов, не отрицая идеального значения поэзии, несколько ина-
че, однако, смотрел на цели и задачи поэтического творчества; он выс-
казывал ту мысль, что искусство не должно быть безучастно к современ-
ности, что поэзия должна быть хранительницей провозвестницей высоких
идеалов добра и истины. В стихотворении «Поэт» Лермонтов сравнивает
судьбу поэта с кинжалом, когда-то сильным и могучим, а теперь валяю-
щимся в презрении в походной лавке армянина. Он указывает на высокое
положение поэта в те быпые времена, когда люди не были так изнежены,
не тешили себя блестками. Поэт бып тогда властелином: звуки его могу-
чих слов воспламеняли бойцов на битву, стих его, полный благородных
мыслей, звучал подобно вечевому колоколу во дни народных торжеств
или бедствий. Хотя здесь говорится о факте прошедшем, тем не менее
ясно, что в основе стихотворения лежит мысль вообще о призвании че-
ловека, одаренного творческими силами. Мысль Лермонтова та, что за-
дача поэзии заключается не в одних сладких звуках, а и в служении об-
ществу, в утверждении идеи о разумной и гуманной жизни. Более
определенно та же мысль выражена в стихотворении «Пророк», где поэт
изображается под видом библейского пророка. У Пушкина есть стихот-
варение с таким же названием, с такой же ветхозаветной библейской
обстановкой. Но по идее оба эти произведения значительно отличаются
друг ох друга. Пушкин представляет пророка исключительно в тот мо-
мент, когда, получая от Серафима духовные дары, т. е. прозорливость,
чуткость слуха и т. П., он перерождается нравственно, из обыкновенного
смертного обращается в человека, способного к новой, возвышенной
деятельности. У Лермонтова пророк является среди людей с проповедью
учения о любви и правде, стало быть, при совершенно других условиях. Он
представлен в момент борьбы с обществом, которое, вследствие своей
порочности и эгоизма, не только остается глухо к высоконравственному
учению, но даже изгоняет из своей среды и самого провозвестника этого
учения, бешено забрасывая его каменьями. Подобно пророку, и поэт дол-
жен быть провозвестником любви и правды, и если общество относится
к нему враждебно, то в этом оно обнаруживает свою испорченность, от-
сутствие в себе силы воли отказаться отукоренившихся в нем эгоисти-
ческих стремлений. Общество изображается под видом старцев, кото-
рые, видя про рока бледным и в рубище, указывают на него детям, как на
пример гордости и неуживчивости, побуждаемые к этому только тем, что
жалкий внешний вид пророка кажется им Божьим наказанием.
Таким образом, Лермонтов смотрел на поэта, как на человека, вы-
ступающего на борьбу с обществом для проповеди любви и правды; сер-
дцу его поэта близки те житейские волнения, от которых отрекается
поэт Пушкина, удаляющийся от света в широкошумные дубравы и на
берега пустынных волн.
С.БураковскиЙ
В стихотворении «Дума» Лермонтов высказывает грустные чув-
ства, которые вызывает в нем современное ему поколение. Эти люди
старятся в бездействии, «к добру и злу постыдно равнодушны … перед
опасностью позорно-малодушны и перед властию презренные рабы».
Понятно, что будущее такого поколения должно быть «иль пусто,
иль темно». Печально заключает поэт свою думу:
Толпой угрюмою и скоро позабытой
Над миром мы пройдем без шума и следа,
Не бросивши векам ни мысли плодовитой,
Ни гением начатого труда.
И прах нащ с строгостью судьи и гражданина,
Потомок оскорбит презрительным стихом,
Насмешкой горькою обманутого сына
Над промотавшимся отцом
Поколение, к которому обращается поэт, заражено безверием, оно со скептицизмом, равнодушно относится ко всем нравственным требованиям; оно холодно к высшим жизненным задачам и потому остается в полном бездействии. Эту черту холодного нравственного бездействия, бездушия поэт отмечает во многих своих произведениях и глубоко ею возмущается. Вот как он отзывается о ней в стихотворении «Волны и люди».
Волны катятся одна за другою Волнам их неволя и холод дороже
С плеском и шумом глухим, Знойных полудня лучей;
Люди проходят ничтожной толпою Люди хотят иметь души … и что же?
Также один за другим Души в них волн холодней.
Иногда эти холодные люди начинают действовать, но их действие еще хуже бездействия: оно влечет за собою горе для всех окружающих, так как проникнуто исключительно одним эгоизмом.
Жестокую характеристику тому же обществу дает Лермонтов в зна-
менитом стихотворении «Смерть Поэта». В нем молодой поэт обличает
«бесчувственных невежд», «клеветников безбожных», «свободы, гения
и славы палачей». Он выступает с протестом против общества, равно-
душного к высшим нравственным запросам и враждебного к тем, кто
ставит себе целью разрешение этих запросов.
В противоположность этому общественному бездействию, в самом
поэте жила неукротимая жажда деятельности, он чувствовал в себе силы
на служение людям. «Жизнь скучна, когда боренья нет», — говорит Лер-
44
монтов В стихотворении «11 июня 1 831 года».
Так жизнь скучна, когда боренья нет.
В минувшее проникнув, различить
В ней мало дел мы можем, в цвете лет
Она души не может веселить.
Мне нужно действовать, я каждый день
Бессмертным сделать бы желал, как тень
Великого героя, и понять
Я не могу, что значит отдыхать.
Всегда кипит и зреет что-нибудь
В моем уме. Желанье и тоска
Тревожат беспрестанно эту грудь.
у Лермонтова сложился чрезвычайно возвышенный взгляд на за-
дачи поэтического творчества. Поэт не должен быть отрешенным от
жизни, он должен служить людям, должен, как пушкинский пророк, гла-
голом своим жечь их сердца, должен провозглашать «чистые ученья
любви и правды», хотя бы люди и гнали его за это и клеймили бы своим
презрением. Особенно ярко мысль об общественном служении поэта
высказывается в стихотворении «Поэт»:
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы;
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы
т вой стих, как Божий дух, носился над толпой,
И отзыв мыслей благородных
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных.
Но скучен нам простой и гордый твой язык,
Нас тешат блестки и обманы:
Как ветхая краса, наш ветхий мир привык
Морщины прятать под румяны ..
Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк,
Иль никогда, на голос мщенья,
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной преэренья?
Ту же мысль Лермонтов выражает в своем стихотворении «Про-
рок». Как поэт, так и пророк приходит с чистым учением любви и прав-
ды, но, встретив вражду, он удаляется от людей и подвергается
насмешкам за свою мнимую самонадеянность.
В стихотворении «Журналист, читатель и писатель» представля-
ется разговор между журналистом и читателем, разговор, в который
вмешивается писатель в лице Лермонтова, который говорит, что для
равнодушной публики и писать не стоит.
Бывает время, И рифмы дружные, как волны,
Когда забот спадает бремя, Ж урча, одна вослед другой,
Дни вдохновенного труда, Несутся вольной чередой!
Когда и ум, и сердце полны,
В такие моменты вдохновения поэт идеализирует общество.
Тогда с отвагою свободной И мир мечтою благородной
Поэт на будущность глядит, Пред ним очищен и обмыт.
Однако «странные творенья», возникающие в подобные моменты,
поэт скрывает от людей, так как «их осмеет, забудет свет».
Бывает и другое настроение, когда он готов смело обличать пороки
и пустоту людей, когда «диктует совесть, пером сердитый водит ум»,
когда поэт смело предает позору «приличьем скрашенный порою>. Но и
этих своих произведений он не решается показывать«неприготов лен-
ному взору», и у него является такое безотрадное заключение:
Скажите ж мне, о чем писать? И сердце слабое увлек
К чему толпы неблагодарной В свой необузданный поток?
Мне злость и ненависть навлечь? О нет! Преступною мечтою
Чтобы бранью назвали коварной Не ослепляя мысль мою,
Мою пророческую речь? Такой тяжелою ценою
Чтоб тайный яд страницы знойной Я вашей славы не куплю …
Смутил ребенка сон покойный
Та же мысль о равнодушии общества к поэзии выражается Лер-
монтовым в стихотворении «Не верь, не верь себе, мечтатель молодой».
Для толпы людской смешон урок и плач поэта,
Как разрумяненный трагический актер,
Махающий мечом картонным.
Контраст между настроением поэта и окружающего его общества
особенно ярко обнаруживается в стихотворении «Первое января». Из
холодного равнодушного света поэт вольной птицей переносится к со-
зданиям своей мечты
С глазами, полными лазурного огня,
С улыбкой розовой, как молодого дня
За рощей первое сиянье,
и, «царства дивного всесильный господин», он находит душевный
покой в таких мечтах; но вот врывается в его сознание окружающая
действительность, и настроение резко изменяется.
Когда ж опомнившись, обман я узнаю,
И шум толпы людской спугнет мечту мою, —
На праздник незванную гостью,
46

О, как мне хочется смутить веселость их,
И дерзко бросить им в глаза железный стих,
Облитый горечью и злостью.
А. Бороздин
Свое поэтическое призвание Лермонтов выразил в стихотворени-
ях «Поэт», «Журналист, писатель и читатель». В них поэтскорбитатом,
что В наши дни утеряно понимание высокого смысла поэтического при-
эвания, что поэт стал игрушкой «бесславной и безвредной», подобно
тому, как кинжал, когда-то деливший боевые труды со своим господи-
ном, обратился в игрушку, висящую на стене для украшения. Истинная
же роль поэта заключается в могучем воздействии на души и умы своих
соплеменников и народов всего мира, и когда-то поэт играл именно
такую роль в жизни народа:
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.
т вой стих как Божий дух носился над толпой,
И отзыв мыслей благородных
Звучал как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных!
Н.Кадмин
Тема одиночества и гордой личности
В чуждой ему среде пустого и пошлого светского общества Лермонтов чувствовал себя одиноким. Общение поэта с единомышленниками было почти невозможно. Отсюда — постоянное возвращение его к теме одиночества.
В 1 832 г. семнадцатилетний Лермонтов написал одно из своих лучших стихотворений — «Парус». В 12 коротких строк вложен глубокий смысл. В них столько чувств и мыслей, как в большой поэме.
«Парус» — замечательное по глубине и силе выражение одиночества. Одинокий парус в безбрежном море — можно ли найти образ, в котором настроение одиночества выражалось бы полнее и ярче?
Вместе с тем в образе одиноко скитающегося паруса выражено и другое чувство: чувство неудовлетворенности тем, что неопределенные, неясные стремления владеют душой человека, которого не удовлетворяют внешнее благополучие и лишенная глубокого содержания жизнь.
Тишина, солнце, «струя светлей лазури» не радуют «мятежный» парус. Он «просит бури». Так «просят бури» люди, которые не могут
мириться с окружающей их косной действительностью. К таким людям
относился Лермонтов и его единомышленники. «Парус» отражал на-
строение, знакомое многим людям.
Стихотворение совершенно по форме. Оно необыкновенно ме-
лодично и благозвучно. Не случайно оно не раз было положено на музы-
ку. В то же время образ стихотворения прост, ясен. Если дети не
понимают всей глубины его содержания, не могут объяснить, что озна-
чает парус как символ, то они видят в нем прекрасную картину, чувству-
ют музыку чудесных лермонтовских стихов.
Настроение, отразившееся в «Парусе», часто овладевало поэтом.
Незадолго до смерти он написал стихотворение, где в новом образе
воплощена та же тема одиночества.
На этот раз символ одиночества — оторвавшийся «от ветки роди-
мой» дубовый листок.
Но здесь мотив одиночества переплетается с другими мотивами.
«Жестокою бурей гонимый», засохший и увядший листок «докатился
до Черного моря».
у Уерного моря чинара стоит молодая,
С ней шепчется ветер, зеленые ветви лаская.
Дубовый листок молиту чинары приюта. Он обещает ей «мудреные
и чудные» рассказы. Презрительно отвергает чинара пришельца. Он
«не пара» ее свежим листам … Не нужны ей его рассказы.
Таким образом, чувство одиночества усиливается здесь чувством
бесприютности, горьким сознанием своей ненужности. Поэту глубоко
знакомы эти чувства. Но они знакомы и другим лучшим людям его эпохи,
которые не могли найти себе призвания и применения своим силам.
А.3ерчанинов,Н.Колокольцев,В.Литвинов
Еще в 1 832 г. Лермонтов создает одно из лучших своих сти-
хотворений, написанных на тему одиночества, — «Парус», Свои настрое-
ния и стремления Лермонтов выражает здесь не прямо, не от своего лица,
что было так характерно для его ранней лирики, а через поэтическое упо-
добление своих настроений явлениям природы. В «Парусе» перед нами не
поэтическая исповедь поэта, а художественная картина: одинокий парус
белеет в голубом тумане моря. Подчеркивается не только одиночество
паруса, но и его неудовлетворенность тишиной, царящей в море. Он ищет
бури, думая найти в ней душевный покой, моральное удовлетворение.
Нетрудно заметить, что образ паруса не имеет буквального значения;
это образ символический. Олицетворяя себя в образе паруса, Лермонтов
говорит о своем одиночестве и неудовлетворенности окружающей его кос-
ной, застойной действительностью, о жажде общественной бури.
Стихотворение «Парус» построено на контрастных образах. В каж-
48

дой из трех четырехстрочных строф, из которых состоит это маленькое
по размерам стихотворение, дается противопоставление мятежного
паруса и окружающей его обстановки (голубой туман моря, игра волн,
лазурь струи, золотой луч солнца). Контрастные образы даны и в других
строках: страна далекая — край родной: «счастия не ищет и не от счас-
тия бежит»; буря — покои. Контрастность образов подчеркивает с осо-
бой силой и выразительностью противоречие между поэтом с мятежной
душой и окружающей его застойной действительностью.
Стихотворение очень мелодично, музыкально, напевно. Музыкой
стиха Лермонтов усиливает эмоциональное звучание стихотворения.
С. Флоринский
В стихотворении «Парус» (1832 г.) поэт в аллегорической форме
говорит о своем душевном состоянии, не дающем ему покоя, заставля-
ющем его вечно искать бурь и битв. Это вечно тревожное, неудовлетво-
ренное состояние его души наложило отпечаток на большинство его
произведений. Но порой это тревожное настроение, в котором чувству-
ется жажда движения, борьбы, переходит в мрачное равнодушие и же-
лание найти покой, отдохновение, как, например, в стихотворении
«Выхожу один я на дорогу» (1841 г.], или даже в полное отчаяние, хо-
лодную насмешку над жизнью, которая слышится в заключительных
строках стихотворения «И скучно, и грустно» (1840 г.):
А жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,
Такая пустая и глупая шутка.
Чувство тоски, одиночества, которое поэт испытывал среди окру-
жающего его общества, слышится в элегии «Листок» (1841 г.). Это
чувство становится понятным, если припомнить отношение поэта к свет-
скому обществу, среди которого он вращался.
Н. Дюнькин, А. Новиков
Лирика Лермонтова отличается глубокой искренностью настрое-
ния. Насколько сдержан и замкнут был Лермонтов в жизни, настолько
откровенен он в своей поэзии. В его лирических стихотворениях отра-
зились все перемены его судьбы, его чувства и думы; по ним можно шаг
за шагом проследить всю его жизнь, так что лирика Лермонтова явля-
ется как бы его поэтической автобиографией. Общий характер пер-
монтовской лирики — мрачный и меланхолический. Таким он сложился
отчасти под влиянием литературных образцов (Байрон), отчасти под
влиянием собственного жизненного опыта (семейный раздор, несчаст-
ная любовь). Душевный разлад, мрачная разочарованность, чувство
одиночества — вот обычные мотивы его лирики. С особенной силой это
настроение сказалось в стихотворении «И скучно, и грустно … »
И скучно, И грустно, И некому руку подать
В минуту душевной невзгоды. ..
Желанья! .. УТО пользы напрасно и вечно желать?.
Д годы проходят — все лучиме годы!
Любить … но кого же? на время — не стоит труда,
Д вечно любить невозможно.
В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:
И радость, и муки, и все там нпчюжно …
Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезчел при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, —
Такая пустая и глупая шутка …
Таким же настроением проникнуты и стихотворения: «Еврейская
мелодия», «Гляжу на будущность с боязнью», «Не верь себе», «Благо-
дарность», «Не смейся над моей пророческой тоской» и др.
В.Саводник
ВлирическихпроизведенияхЛермонтова заметно преобладание
мрачного мотива разочарования, неудовлетворенности жизнью вслед-
ствие высоких требований, предъявляемых к ней поэтом. Поэт томится
той действительностью, которая его окружает. Так, в стихотворении
«Ангел» он как бы вспоминает лучший небесный мир, которого ему ни-
как не может заменить земное существование.
Среди людей поэт чувствует себя всегда почти одиноким, и это не
может не вызывать в нем грустного настроения, которое изливается
уже в юношеском стихотворении «Одиночество». Лермонтов говорит:
Как страшно жизни сей оковы И вновь приходят, с позлащенной,
Нам в оипночеснзе елвчпгь; Но той же старою меутоЙ …
Делить веселье — все готовы: И вижу гроб уединенный-
Никто не хоче: грусть делить. Он ждет: чю ж медпить над землей?
Один я здесь, как царь воздушный, Никто о том не сокрушится,
Страданья в сердце стеснены, И будут (я уверен в том)
И вижу, как, судьбе послушно, О смерти больше веселиться,
Года уходят, будто сны; Чем о рождении моем ..
Те же безотрадные мысли и в стихотворении «Смерть»:
Закат горит огнистой полосою,
Любуюсь им безмолвно под окном,
Быть может, завтра он заплещет надо мной,
Безжизненным, холодным мертвецом;
Одна лишь дума в сердце опустелом,
т о мысль об ней. О, далеко она;
SO

И над моим недвижным, бледным телом
Не упадет слеза ее одна!
Ни друг, ни брат прощальными устами
Не поцелуют здесь моих ланит;
И сожаленью ууждыми руками
В сырую землю буду я зарыт.
Мой дух утонет в бездне бесконе чноа …
К тому же 1830 году относятся два стихотворения с одинаковым
заглавием, «Смерть», выражающие такие же тягостные мысли поэта. В
одном он говорит о своем желании быть «дальше, дальше от людей», а в
другом решительно заявляет:
Довольно в мире пожил я, —
Обманут жизнью был во всем,
И ненавидя и любя.
Если жизнь обманула поэта, то он отказывается верить в возмож-
ность счастья. В одном из стихотворений 1831 г. он говорит:
Пусть жизнь моя в бурях несется. Одна лишь сырая могила
Я беспечен, я знаю давно, — Успокоит того, может быть,
Пока сердце в груди моей бьется, Чья душа слишком пылко любила,
Не увидит блаженства оно. Чтобы мог его мир полюбить.
Отсюда постоянная тревога, так хорошо изображенная в «Парусе»:
поэт «счастья не ищет», потому что в него не верит, — ему нужен только
ПО кой, и В стихотворении «Выхожу один я на дорогу» он говорит:
Уж не жду от жизни нпчесо я, Я ищу свободы и покоя,
И не жаль мне прошлого ниууть, Я б желал забыться и заснуть.
Кроме покоя, поэт ищет свободы, и это стремление к свободе осо-
бенно сильно высказывается в стихотворении «Отворите мне темни-
цу … ». Разочарование доходит у Лермонтова до крайнего предела в
стихотворении «И скучно и грустно». 3десь поэт, отказавшись от люб-
ви, от всяких желаний, восклицает в отчаянии:
Д жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,
т акая пустая и глупая шутка …
А.Бороздин
В своих юношеских стихах, в бесчисленных вариациях, Лермонтов
повторяет одну и ту же песню об одиночестве, грусти и унынии. Иногда
это простое признание в том, что «дух его страждет и грустит», что «уны-
ния печать лежит на нем, потерявшем свои златые лета». «Отчаяния
порыв» тогда охватывает его; он даже не может плакать и «страдает без
всяких признаков страданья»; он — «воздушный одинокий царь» и «года,
как сны, перед ним уходят».
Иногда это красивые поэтические сравнения. Поэт — как «постиг-
нутый молнией лесной пень, который догорает, гаснет, теряет жизнен-
ный сок и не питает своих мертвых ветвей», он «как пловец среди бури
устремляет угасший взор на тучи и молчит, среди крика ужаса, моленья
и скрипа снастей». Он живет как «камень меж камней, скупясь излить
свои страдания»; он — «куст, растущий над морской бездной», «лист,
оторванный грозой и плывущий по произволу странствующих вод». За-
чем ему жизнь? — ему, который «не создан для людей»?
Как в ночь звезды падучей пламень, Молю о счестп, бывало …
Не нужен в мире я; Дождался наконец-
Хоть сердце тяжело, как камень, И тягостно мне счастье стало,
Но все под ним змея. Как для царя венец.
Меня спасало вдохновенье И все мечты отвергнув, снова
От мелочных сует; Остался я один.
Но от своей души спасенья Как замка, мрачного, пустого,
И в самом счвсзъи нет. Ничтожный властелин.
Связь между ним и людьми порвана. В его сердце нет сострадания:
Хоть бегут по струнам моим звуки веселья,
Они не от сердца бегут;
Но в сердце разбитом есть тайная келья,
Где черные мысли живут.
Слеза по щеке огневая катится,
Она не из сердца идет:
Что в сердце, обманутом жизнью, хранится,
т о в нем навсегда и умрет.
Не смейте искать в сей груди сожаленья,
Питомцы надежд золотых!
Когда я свои презираю мученья,
Что мне до страданий чужих?
Да и за что любить людей? лучше забыть их. Постараться-
Чтоб бытия земного звуки Златые омочив края
Не замешались в песнь мою, Своими же слезами.
Чтоб лучшей жизни на краю Когда же, перед смертью, с глаз
Не вспомнил я людей и муки, Завязка упадает,
Чтоб я не вспомнил этот свет, И все, что обольщало нас,
Г де носит все печать проклятья, С завязкой исчезает,
Г де полны ядом все обьятья, Тогда мы видим, что пуста
Где счастья без обмана нет. Была златая чаша,
И что такое жизнь? — чаша обмана: Что в ней напиток был — мечта,
Мы пьем из чаши бытия И что она не наша!
С закрытыми очами,
52

Не лучше ли стать «уединенным жильцом шести досок» и протя-
нуть дружественно руку смерти? Смерть — сколько в ней отрады!
Оборвана цепь жизни молодой.
Окончен путь, бил час — пора домой!
Пора туда, где будущего нет,
Ни прошлого, ни вечности, ни лет.
Где нет ни ожиданий, ни страстей,
Ни горьких слез, ни славы, ни чеслеп,
Где вспоминанье спит глубоким сном
И сердце в тесном доме гробовом
Не чувствует, что червь его грызет.
Пора, устал я от земных забот.
Ужель бездушных удовольствий шум,
Ужели пытки бесполезных дум,
Ужель самолюбивая толпа,
Которая от мудрости глупа,
Ужели дев коварная любовь
Прельстят меня перед кончиной вновь?
Ужели захочу я жить опять,
Чюбы душой по-прежнему страдать
И столько же любить? Всеспльныа Бог,
т bI знал, я далее терпеть не мог!
Пускай меня обхватит иельи; ад
Пусть буду мучиться, я рад я рад
Хотя бы вдвое против прошлых дней,
Но только дальше, дальше от людей!
Все эти строфы — отголосок одного неразрешенного вопроса: сто-
ит ли любить людей и желать с ними единения?
Этот вопрос получает более полное решение в тех стихотворениях
Лермонтова, в которых он говорит уже не о стоимости жизни вообще, а
о ценности некоторых чувств, наиболее его возрасту доступных — о цен-
ности любви и дружбы.
Н. Котляревский
Первыми стихотворениями зрелого периода Лермонтова являются
«Парус» и «Ангел», в которых выражены основные свойства души поэта. В
«Парусе» — вечное стремление беспокойной, всегда ищущей, напряжен-
ной и кипящей души к новым формам жизни, к новым берегам, к новым
чувствам и впечатлениям. В «Ангеле» — выражена другая черта Лермон-
това, как поэта — ему дано воспоминание о каких то неземных, полных
внутреннего совершенства и прелести звуках, о какой то особенной, воз-
вышающей и окрыляющей душу музыке. Это Ангел пел ему, его душе:
а блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов,
а Боге великом. ..
С тех пор крылатая душа поэта томится в смутном воспоминании
божественных звуков, пытаясь воскресить их оживляющую гармонию
и чудесную силу этой красоты.
Но на земле этой полной гармонии нет, внутреннее стремление вечно
заставляет душу поэта томиться желанием перемен, жаждой исканий. Вся
жизнь поэта является, поэтому, почти сплошным неудовлетворением, он
скитаеl\C. я, полный горечи, неудовлетворенных мечтаний, невысказанных
грез. Во внешней жизни он представляется всем злым, замкнутым, гор-
дым, презрительным, самолюбивым и всех презирающим, между тем как
душа его переполнена «простыми и сладкими звуками», мечтами почти
детскими по своей прозрачности и воздушности, грезами красоты и выс-
шего смысла жизни. Отсюда, из этой неудовлетворенности и в то же время
из зтих огромных И высоких требований жизни, рождаются в душе Лер-
монтова все эти лирические выражения его тоски, его горечи, его безна-
дежности и порой мрачного и бурного отчаяния нетерпеливой и страстной
в своих порывах души. И отсюда же — мотивы успокоения в природе, слова
какой-то умиротворяющей его молитвы, воспоминания о детских годах и
полные сладкой грусти и тихого очарования минуты созерцаний и дум среди
тишины природы.
Находя у Байрона созвучные его душе мотивы горечи и тоски, Лер-
монтов пере водит их с тем исключительным совершенством, которое
доступно только гению. И даже в строфах чужеземного поэта Лермон-
тов заставляет звучать струны, дрожащие в его душе:
Пусть будет песнь твоя дика/
Как мой венец,
Мне тягостны веселья звуки.
Я говорю тебе: я слез хочу, певец,
Тема любви и дружбы
Наряду с мрачным настроением, среди тревог и волнений выдава-
лись для поэта светлые минуты, когда к нему возвращалась вера в лю-
дей, в силу добра и любви. В такие минуты написаны его чудные лирические
произведения «Когда волнуется желтеющая нива», «Памяти Одоевско-
го», «Молитва», «В минуту жизни трудную», «Сосед» и др.
В стихотворении «Когда волнуется желтеющая нива» (1837 г.) го-
ворится о том, как под влиянием красот природы в полную горечи и
сомнений душу поэта возвращается мир и вера в Бога.
Тогда смиряется в душе моей тревога,
Тогда расходятся морщины на челе, —
Иль разорвется грудь от муки/ ..
Страданьями была упитана она,
Томилась долго и безмолвно …
Н.Кадмин
54
и счастье я могу постигнуть на земле,
И в небесах я вижу Бога …
В том же 1 837 г. написано стихотворение «Сосед». Поэт, находясь
в заключении, слушает через тюремную стену полные тоски напевы сво-
его соседа по камере.
И лучших лет надежды и любовь — И полон ум желаний и страстей
В груди моей все оживает вновь, И кровь кипит — и слезы из очей,
И мысли далеко несутся, Как звуки, друг за другом льются …
Замечательно теплым чувством проникнута элегия, написанная в
память одного из немногочисленных друзей поэта, Александра Ивано-
вича Одоевского — «Памяти Одоевского» (1839 г.). С грустным чув-
ством вспоминает поэт о том, как они странствовали в горах Востока,
как делили тоску изгнания.
Мир сердцу твоему, мой милый Саша!
Покрытое землей чужих полей,
Пусть тихо спит оно, как дружба наша
В немом кладбище памяти моей! —
Н. Дюнькин, А. Новиков
Порою Лермонтов воспроизводит в своих стихотворениях и такие
мотивы, которые показывают, что душе его свойственны были нежная
любовь и сердечная теплота. В этом отношении замечательны стихот-
ворения «Памяти А.И. Одоевского» и «Казачья колыбельная песня». В
первом Лермонтов вспоминает о своем друге, умершем на Кавказе в
молодых годах. Поэт грустит о рано погибшей молодой жизни, рожден-
ной для надежд поэзии и счастья, но утешает себя той мыслью, что
покойный, которого судьба бросила в вихрь светской суеты, сохранял в
себе пламень чувства, детский искренний смех, живую речь и веру в
иную лучшую жизнь. По нежности чувства и простоте его выражения
это стихотворение одно из лучших во всей русской поэзии.
«Казачью колыбельную песню» поет казачка, усыпляя своего сына в
тихую лунную ночь, которая так располагает человека к унынию и мечта-
тельности. Казачка думает о своем муже и тревожится при мысли, что в
это время его, может быть, убивает злой враг-чеченец, но успокаивает
себя тем, что муж ее старый воин, закален в бою и не погибнет от руки
чеченца. Далее поэт представляет, как казачка мечтает о будущей судь-
бе своего ребенка, о своем безутешном положении, когда ей впослед-
ствии придется разлучиться с сыном, который пойдет на ратные подвиги;
сердце ее болезненно сжимается при мысли о равнодушии сына к ее
горю; она представляет себе тревожные моменты своего положения: бе-
зутешное ожидание, молитвы, гаданье по ночам. Таким образом, мате-
ринская любовь составляет главный мотив этого стихотворения. Вот что

говорит Белинский по поводу «Колыбельной песни»: «Ее идея — мать; но
поэт умел дать индивидуальное значение этой общей идее: его мать-
казачка, и потому содержание ее колыбельной песни выражает собою
особенности и оттенки казачьего быта. Это стихотворение есть художе-
ственная апофеоза матери: все, что есть святого, беззаветного в любви
матери, весь трепет, вся нега, вся страсть, вся бесконечность кроткой
нежности, безграничность бескорыстной преданности, какою дышит лю-
бовь матери — все это воспроизведено поэтом во всей полноте».
С.БураковскиЙ
В одном из своих стихотворений Лермонтов при знается:
О, мой Отец! где ты? где мне найти
Т вой гордый дух, БРОДRЩИЙ В небесах?
В твой мир ведут столь разные пути,
Что избирать мешает тайный страх.
Есть рай небесный, звезды соворял;
Но где же? вот вопрос — и в нем-то RД:
ОН сделал то, что в женском сердце я
Хотел сыскать отраду бьппя.
В этом обращении к женскому сердцу, как спасительной пристани
от всех мучительных вопросов, вскрывается новая черта лермонтовс-
кого характера, которая и усладила, и отравила впечатления его моло-
дой жизни — это влюбчивость поэта.
Сам Лермонтов был очень откровенен в своих признаниях:
В ребячесизе моем тоску любови знойной
Уж стал я понимать душою беспокойной;
На MRrKOM ложе сна, не раз, во тьме ночной,
При свете трепетном лампады образной,
Воображением, предчувствием томимый,
Я предавал свой ум мечте непобедимой:
Я видел женский лик — он хладен был как лед
И очи … этот взор в груди моей живет;
Как совесть, душу он хранит от преступлений;
Он след единственный младенческих видений …
И деву чудную любил я как любить
Не мог еще с тех пор, не стану — может быть.
Я не могу любовь определить,
Но это страсть сильнейшаR! — Любить
Необходимо мне, и я любил
Всем наПрRжением душевных сил. ..
О, когда б одно «люблю»
Из уст прекрасных мог под слушать я,
56

Тогда бы люди, даже жизнь моя
В однообразном северном краю,
Все б в новый блеск оделось ….
Таких признаний очень много в юношеских тетрадях поэта. Во всех,
и веселых, и печальных стихотворениях высказана одна и та же МЫСЛЬ,-
мысль о том, что единственным спасением и утешением в его страдаль-
ческой жизни была эта страсть, рано в нем проснувшаяся и дорогая ему,
несмотря на все разочарования. Если верить Лермонтову, то он впервые
влюбился в десятилетнем возрасте. Сам он говорит: «Кто мне поверит,
что я знал уже любовь, имея 1 О лет отроду?». Второй раз Лермонтов
полюбил, когда ему было 12 лет (стихотворение «К Гению», 1829 г.).
Лермонтов был искренен, когда говорил о силе и благотворном влия-
нии этой страсти. Его рассудок, разлагавший почти все его чувства, имел
менее всего власти над этим чувством: сколько раз поэт считал себя об-
манутым в любви, сколько раз терял веру в ее постоянство, но, тем не ме-
нее, в силу своей влюбчивой при роды, он всегда находился под ее обаянием.
Лермонтов любил, кажется, самую любовь больше женщин. В любви
он был такой же мечтатель, как и во всем другом. Однако в его любовных
мотивах к гимну любви всегда примешивается печальная мелодия отвер-
гнутого или обманутого сердца. Сколько нелестных эпитетов сказал он в
своих стихах по адресу женщин! Он спрашивал, «видел ли кто-нибудь жен-
щин «благодарных»? Женщина и измена были для него часто синонима-
ми; перед ним все мелькал лик неверной девы. Он испытал, «как изменять
способны даже ангелы»; он грозил, что из гроба явится на мрачное свида-
ние к изменнице; и много говорил он такого, что он позднее зачеркивал в
своих тетрадях или отмечал словом «вздор». Но когда он писал эти стро-
фы, он все это чувствовал, и иногда так глубоко, что чувство вьmивалось в
настоящую художественную форму. Таково, например, стихотворение, на-
писанное белым стихом и озаглавленное им «Солнце осени»:
Люблю я солнце осени, когда
Меж тучек и туманов пробповясь,
Оно кидает бледный мертвый луч
На дерево, колеблемое ветром,
И на сырую степь. Люблю я солнце!
Есть что-то схожее в прощальном взтяпе
Великого светила с тайной грустью
Обманутой любви; не холодней
Оно само собою, но природа
И все, что может чувствовать и видеть,
Не могут быть согреты им. Так точно
И сердце: в нем все жив огонь, но люди
Его ПОНRТЬ однажды не умели,
и он в глазах блеснуть не должен вновь,
И до ланит он вечно не коснется.
Зачем вторично сердцу подвергать
Себя насмешкам и словам сомненья?
Или его знаменитое стихотворение «Нищий»:
у врат обители святой И кто- то камень положил
Стоял — просящий подаянья. В его протянутую руку!
Бессильный, бледный и худой Так я молил твоей любви,
От глада, жажды и страданья. С слезами горькими, с тоскою;
Куска лишь хлеба он просил Так чувства лучшие мои
И взор являл живую муку. Навек обмануты тобою.
Насколько чувство самой любви пробуждало в Лермонтове порыв
восторга, настолько его недремлющий ум умерял этот восторг печаль-
ным раздумьем; тем не менее правдивость чувства оставалась и, не-
смотря на всю свою меланхолию, Лермонтов никогда не мог сказать,
что он разочаровался в любви. Напротив, он был слишком доступен ей
и, зная свою слабость, защищался против неепритворным хладнокро-
вием и презрением. Забыть своей любви он не мог и говорил:
Расстались мы, но твой портрет И, новым преданный страстям,
Я на груди моей храню: Я разлюбить его не мог:
Как бледный призрак лучших лет, Так храм оставленный — все храм,
Он душу радует мою. Кумир поверженный — все Бог!
Нельзя сказать, однако, что эта молитва всегда его утешала. В ней
звучал вопрос, — да стоит ли любить, когда столько страданий сопря-
жено с этой радостью? А за этим вопросом следовал другой — почему
люди бывают так злы и жестоки, и если они таковы, то не лучше ли от
них отвернуться? Даже если они отвечают любовью на любовь, то и
тогда не предпочесть ли одиночество:
Без друга лучше дни влачить Чем два удара выносить
И к смерти радостней клониться, И сердцем о двоих крушиться.
И Лермонтов как будто следовал этому жестокому правилу, если не
в любви к женщине, то в дружбе.
В годы, когда зрел талант Лермонтова, культ дружбы, в стихах, по
крайней мере, был особенно развит. Но в его стихотворениях таких мо-
тивов почти нет; есть два-три стихотворения, в которых он прощается с
чувством дружбы, и неттакого, в котором бы он дружбу приветствовал.
Таким образом, любовь и дружба вместо того, чтобы отвечать на зап-
росы ума и сердца, как это обыкновенно бывает в юности, сами ставили
перед поэтом труднейший вопрос о своем нравственном оправдании.
Н. Котляревский
58

В лирике Лермонтова много места занимает чувство любви к жен-
щине. Женщина у Лермонтова — идеал, она воплощение того святого
вечного, к которому всегда стремилась душа поэта.
Расстались мы, но твой портрет И новым преданный страстям,
Я на груди моей храню: Я разлюбить его не мог:
Как бледный призрак лучших лет Так храм оставленный — все храм,
Он душу радует мою. Кумир поверженный — все Бог!
С такими словами обращается поэт к любимой женщине, и слова
эти вполне правдивы: он любил даже тогда, когда старался себя уверить
в противном. Такое настроение проглядывает во вступительных стро-
фах «Валерика». Любовь мимолетная не имеет цены в глазах Лермон-
това, он считает достойной человека возможность любить, если не
вечно, то по крайней мере всю жизнь.
Именно это постоянство и глубина чувства смогли создать ту невыра-
зимо-поэтичную нежность, какая сказывается в стихотворении Лермон-
това «Молитва» (<<Я, Матерь Божия»). «Кто бы ни была эта дева, — говорит
Белинский, — возлюбленная ли сердца, или милая сестра — не в том дело;
но сколько кроткой задушевности в тоне этого стихотворения, сколько
нежности без всякой приторности; такое благоуханное, теплое, женствен-
ное чувство: Все это трогает в голубиной натуре человека; но в духе могу-
чем и гордом, в натуре львиной — все это более чем умилитеЛЬНQ». К этим
словам великого критика можно добавить, что другого образчика такой
истинной нежности чувства, пожалуй, не найти в русской лирике.
В женщине Лермонтов любит прежде всего свой идеал. Это до-
вольно рельефно выражено в одном из стихотворений, относящихся к
наиболее зрелому периоду его творчества:
Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье-
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.
Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором,
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю —
Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых — уста давно немые,
В глазах — огонь угаснувших очей.
Н.Коробка
Тема любви к природе
Как «пророк» Лермонтова удаляется от не признававшего его обще-
ства в «пустыню», так сам поэт ищет себе утешения в живом единении с
прирадой. Любовь к природе является одним из самых богатых источни-
ков вдохновения для Лермонтова. Во всех его произведениях разбросаны
великолепные картины природы; ее изображению посвящены многие
самостоятельные стихотворения; на лоне природы он находил себе успо-
коение и примирение с жизнью (<<Когда волнуется желтеющая нива … »).
Но и при рода не всегда умиротворяющим образом действовала на
поэта: ее «бесстрастие», ее равнодушное отношение к человеку и его судьбе
внушали ему иногда печальные размышления: в своей самодовлеющей
красоте и силе она чужда какого-либо сострадания к бедному страннику-
человеку, как роскошная молодая «чинара», отвергающая с презрением
засохший «дубовый листок», занесенный ветром на берег Черного моря.
Особенно много стихов посвящено Лермонтовым Кавказу, мрачное
величие которого сильно действовало на его воображение. Но Лермон-
тов был доступен также и мирным впечатлениям родной при роды.
В.Саводник
Особенно много у Лермонтова описаний кавказской природы. Поэт
несколько раз побывал на Кавказе: был он здесь 1 О-летним ребенком,
был два раза сюда сослан, здесь покончил свою жизнь. С детства он
полюбил эту роскошную страну. 16-летним мальчиком, вспоминая свое
первое посещение Кавказа, поэт писал:
Хотя я судьбой на заре моих дней,
О, южные соры, опоргнут от вас,
Чтоб вечно вас помнить, там надо бьиь раз!
Как сладкую песню олчпзны моей,
Люблю я Кавказ!
Так же сильно высказывается любовь к Кавказу, «суровому царю
земли», в посвящении к поэме «Демон».
… К тебе мечлы мои На севере, в стране тебе чужой,
ПрикованЬ/ судьбою неизбежной; Я сердцем твой, всегда и всюду твой.
Зная и любя Кавказ, Лермонтов живописал его волшебную приро-
ду, как никто другой. Вот отзыв Боденштедта, тонкого ценителя пер-
монтовской поэзии. «Лермонтов, — говорит немецкий критик, — решил
трудную задачу — удовлетворить в одно время и естествоиспытателя и
эстетика. Рисует ли он перед нами исполинские горы многовершинно-
го Кавказа, где взор, поднимаясь кверху, теряется в снежных облаках и
опускаясь вниз, тонет в бездне; или горный поток, клубящийся под уте-
сом, на котором страшно стоять дикой козе, светло ниспадающий, «как
согнутое стекло», в пропасть, где сливается с новыми ручьями и вновь
ба
выходит на свет; описывает ли он нам горные аулы и леса Дагестана, или
испещренные цветами долины Грузии; указывает нам на облака, бегу-
щие «степью лазурною, цепью жемчужною», воспевает ли он священную
тишину лесов или буйный гром битвы, — он всегда и во всем остается
верен природе до мельчайших подробностей. Все эти картины восстают
перед нами в жизненно ясных образах и, в то же время, от них веет какой-
то таинственной поэтической прелестью, как будто действительным бла-
гоуханием и свежестью этих гор, цветов, лугов и лесов».
А.Бороздин
Значительное место в поэзии Лермонтова занимает природа. Кра-
сота при роды для него выше всего. Даже для изображения красоты че-
ловека Лермонтов пользуется красками природы.
Как ночи Укрэаны йрозовчны и сини,
В мерцании звезд неэвктных — Как небо тех стран, ее глазки,
ИсполненЬ/ тайнЬ/ Как ветер пусзын«
Слова ее уст зромыных. И нежат и жгут ее ласки.
Картинами природы Лермонтов пользуется очень часто для пере-
дачи чисто лирического настроения. В этом отношении замечательно
стихотворение «Утес», где сжато написанная картина раскрывает в то
же время целую драму человеческой души.
Ночевала тучка золотая Но остался важнЬ/й след в морщине
На груди утеса великана; Старого утеса. Одиноко
Утром в путь она пустилась рано, Он стоит, задумался глубоко,
По лазури весело играя; И тихонько плачет он в пусгыне.
Кроме картины природы, здесь ничего нет, а между тем в этом сти-
хотворении слышится глубокая скорбь одинокой, измученной души, души могучей, как утес, не могущей забыть раз пережитого. Это образчик истинного символизма в поэзии.
Часто Лермонтов пользуется так называемым психологическим параллелизмом, и картина при роды, развиваясь рядом с настроением человека, в силу аналогии или контраста дополняет эти настроения (<<Тучки», «Выхожу один я на дорогу»).
При рода для Лермонтова была сродни Божеству; пред нею «смиря-
ется души … тревога», в ее явлениях он находитте же скорби, которые
живут в его душе, а когда в природе все «торжественно и чудно», он как
бы удивляется, отчего это ему «так больно и так трудно»; наконец стре-
мясь «забыться и заснуть», он все-таки хочет, чтобы над ним «темный
дуб склонялся и шумел». Природа — как бы единственный его друг, как
бы единственное пристанище одинокой личности. С природой он со-
ставляет нечто целое, составляет часть ее, сознающую себя.
Н.Коробка
Поэт находит высшее успокоение душе тогда, когда «волнуется
желтеющая нива», когда журчит в овраге ключ и погружает душу в смут-
ный сон, когда дышит обрызганный душистой росой ландыш и прячется
в тени листа малиновая слива …
В одном из последних своих стихотворений Лермонтов удивительно
ярко выразил характер своей поэзии и своего поэтического «я». Это сти-
хотворение начинается строками: «Выхожу один я на дорогу» … Глубокое
раздумье, соединенное с горечью и скорбью, сливается здесь с чудесным
постижением жизненной красоты. В этом стихотворении поэт показывает
свое живое «я» наедине с природой; он остается наедине с тихой звездной
ночью, с глубоким небом, с землей, окутанной сумраком и сном. В тишине
этой ночи звучит лирическая душа поэта, молится земной красоте и жа-
луется на скорбь, усталость и безнадежность. Поэт отрешается от всех
жизненных желаний, ничего не ждет от грядущего, не жалеет о прошлом,
но передлицом земной красоты, тихой пустыни, «внемлющей Богу», ночи,
земли, «окутанной голубым сиянием», он молит не смерти, а сна; хочет,
чтобы сквозь тихий сон чувствовал он все очарование жизни, чтобы вечно
зеленый склонялся и шумел над ним темный дуб, чтобы пел над ним слад-
кий голос о любви и волновал все так же, как и при жизни, его душу смут-
ным очарованием недостижимых грез и жаждой неземных звуков.
В этом стихотворении с особенной силой выразилась скорбящая, про-
низанная тоской по красоте и тонко чувствующая эту красоту, душа поэта.
Н.Кадмин
Заключение
Отличительными чертами лирики Лермонтова являются страст-
ность и глубина чувства. Эта глубина лирического чувства, выраженная
превосходным стихом, часто придает произведениям Лермонтова ха-
рактер чарующей музыки, гармонии.
В лирике Лермонтова вылился весь поэт с его гордой, постоянно
волнующейся душой, идеалами, противоречиями и исканиями; выли-
лись его думы, его взгляд на современное общество.
Она является выражением не только внутренней жизни самого по-
эта, но также выражением настроений всего общества. «Поэзия Лер-
монтова, — замечает один из критиков, — ярко отражала тревожное время
предыдущих лет, переходный момент в развитии русской мысли. Недо-
вольство старым, сознание грехов современных, искреннее, но туман-
ное стремление к лучшему будущему, растерянность пред массой
противоречивых взглядов, необыкновенная уверенность в необходимо-
сти найти исход их этих противоречий, сознание своей слабости пред
этой высокой задачей, часто повторяющийся упадок духа, — вот чем
жило поколение Лермонтова».
Н. Дюнькин, А. Новиков
62

Несмотря на кратковременную деятельность Лермонтова, его про-
изведения заняли важное место в русской литературе.
В своих стихотворениях Лермонтов дал в высшей степени гоавди-
вую картину современного ему интеллигентного общества, указал, как
он сам говорил, ту болезнь, которая и впоследствии разрабатывалась
представителями новейшей русской литературы.
Говоря о значении Лермонтова как художника, нельзя не указать и
на ту замечательную его способность, что он с одинаковым искусством
описывает самые разнообразные предметы. «И небо, и земля, — пишет
ВЛ. Острогорский, — и дикарь, и светский человек, и современник, и
опричник, и купец шестнадцатого века, и мужчина, и женщина, и дитя, и
греза фантазии, — все находит в нем живописца неоцененного, глубоко
постигающего человеческое сердце, которое так сильно умеет он тро-
гать своею задушевностью. Во всем этом, как со стороны формы, языка
стиха, так и со стороны художественной изобразительности, Лермонтов
всегда остается для всех поэтов образцом, по которому необходимо учить-
ся, и никто из наших поэтов позднейших по художественной силе не толь-
ко его до сих пор не превзошел, но даже к нему и не приблизился».
С.БураковскиЙ
Кроме того, что Лермонтов был великим как художником, он велик
также громадным влиянием на последующее развитие русской поэзии.
Музыкальный пушкинский стих он довел до еще большей гибкости,
выразительности и лирической силы. В общее содержание поэтичес-
ких мыслей, идей, замыслов он внес свои мотивы протеста, вечного
душевного искания, жгучего стремления, глубокой неудовлетворенно-
сти, заоблачных грез. Он отразил жизненное содержание бурной, мяту-
щейся и жаждущей всего высокого души. И в этом смысле определил
содержание поэзии многих позднейших лириков.
Н.Кадмин
Во всей своей поэзии Лермонтов был субьективным лириком, лю-
бившим облекать преимущественно свои личные чувства в символы
или реальные образы.
Очевидно, что внутренняя работа над самим собою была так сильна
в Лермонтове и настолько поглощала его силы, что для обьективного
воспроизведения жизни в его душе не было места, несмотря на богат-
ство и ширину его таланта. Внутренний процесс самовоспитания не был
окончен, идеалы не установились, и потому все стороны жизни, с каки-
ми Лермонтову приходилось сталкиваться, имели для него цену только
в отношении к нему самому настолько, насколько они помогали или
мешали ему в разрешении занимавших его вопросов. Обозревая всю
литературную деятельность Лермонтова, можно сказать, что всю жизнь
он был поэтом своих личных чувств И отражал мир в самом себе.
Своей субъективной лирикой он дал понять, как задачи этой тре-
вожной жизни отражались в сильном и умном человеке того времени.
Его стихи — это правдивый рассказ современника о пережитых волне-
ниях сердца и сомнениях рассудка, о той болезни, которой страдал не он
один, а многие из его сверстников.
В поэзии Лермонтова нечто такое, что приковывает к себе сердца
читателей. В этой поэзии нечто общечеловеческое, гуманное, родное; в
ней юношеский пыл, живая, вперед стремящаяся сила, романическое
недовольство современностью, поиски идеалов, уверенность в высо-
ком при звании, жажда великого дела, тяжелая внутренняя борьба — все
тревоги и надежды молодого сердца.
Н. Котляревский
Исключительная особенность Лермонтова состоит в том, что в нем
соединялось глубокое понимание жизни с громадным тяготением к сверх-
чувственному миру. Нет другого поэта, который бы так явно считал небо
своей родиной и землю своим изгнанием. Если бы это бып характер дряб-
лый, его поэзия быпа бы секrnментальным стремлением в «туманную цапь».
Но это бып человек сильный, решительный, с ясным и острым умом, воо-
руженный волшебной кистью, смотревший глубоко в действительность, с
ядом иронии на устах. И потому, потребность Лермонтова в признании иного
мира разливает на всю его поэзию обаяние чудной божественной идеи.
Смелое, вполне усвоенное родство с небом дает ключ к пониманию
и его жизни и его поэзии … Вся его лирика пронизана идеей неизбеж-
ности высшего мира. Он сам весь пропитан кровной связью с надзвез-
дным пространством. Здешняя жизнь — ниже его; он всегда презирал
ее, тяготился ею. Его душевные силы, его страсть — громадны, не по
плечу толпе, все ему кажется тайным, на все он смотрит глубокими оча-
ми вечности, которой он принадлежит. Никто так прямо не говорил с
небесным сводом, как Лермонтов, никто с таким величием не созерцал
эту небесную бездну. «Прилежным взором» он умел в чистом эфире
«следить полет ангела», в тихую ночь он чуял, как «пустыня внемлет
Богу» и как «звезда с звездою говорит».
Сочетание в Лермонтове бессмертного и смертного человека со-
ставляют всю горечь его существования, обусловливают весь драма-
тизм, всю привлекательность, глубину и едкость его поэзии.
С.АндреевскиЙ

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола