Моцарт и Сальери анализ трагедии Пушкина

Предлагаю проанализировать трагедию «Моцарт и Сальери», так как, во-первых, в ее основе нет исходного литературного текста, знание которого было бы желательно при анализе; во-вторых, это загадочное произведение до сих пор толкуется по-разному; в-третьих, это одно из самых гениальных творений драматургии.

Проблемный вопрос: Почему Сальери отравил Моцарта?

Кажется, ответ так прост: из-за зависти. Ответ правильный, но это первая глубина понимания. Попробуем прочесть глубже, ведь у Пушкина все так гениально просто и так сложно, как сама жизнь. Трагедия начинается с большого монолога Сальери. Уже первая фраза есть богохульство:

Все говорят: нет правды на земле.

Но правды нет — и вы ш е.

Анализируют этот монолог, можно отметить, что перед нами проходят этапы жизни Сальери: «Я слушал и заслушивался»; «я сделался ремесленник»; » .. Я ныне завистник».

1. Жизненный путь Сальери — это медленное восхождение к вершинам мастерства. Наделенный любовью к музыке, тонко чувствующий гармонию и способный к искреннему наслаждению ею, он посвятил жизнь изучению тайн музыки.

2. Он «сделался ремесленником». Обращаемся к статье толкового словаря и видим, что в данном контексте это слово звучит с несколько негативным опенком. В переносном значении ремесленник — человек, не вкладывающий в свою работу творческой инициативы, действующий по сложившемуся шаблону. Но не будем уподобляться тем критикам, которые утверждают, что, называя Сальери ремесленником, Пушкин показывает его малоодаренным музыкантом, завидующим гению. Это не трагедия бездарности и таланта! Сальери в трагедии — одаренный музыкант, а его реальный прототип Антонио Сальери — учитель Бетховена, Листа, Шуберта. Ремесленничество для Сальери стало подножием к искусству, самоуничижительное «Я сделался ремесленник» — это цена, которая заплачена за известность.

З. Счастье, слава, покой пришли к Сальери благодаря «трудам, усердию, моленью». Это награда за преданность искусству:

я счастлив был …

А ныне — сам скажу — я ныне

Завистник. Я завидую; глубоко,

Мучительно завидую.

Почему чувство зависти в нем родилось именно к Моцарту? Ведь рядом с Сальери на вершине музыкальной славы Глюк, Гайдн, Пиччини. И мелочное чувство зависти, и протест против высшей несправедливости в словах Сальери:

— О небо!

Где ж правота, когда священный дар,

Когда бессмертный гений — не в награду

Читайте также:  Урок по трагедии "Моцарт и Сальери" Пушкина

Любви горящей, самоотверженья,

Трудов, усердия, молений послан —

А озаряет голову безумца,

Гуляки праздного? ..

Почему Сальери называет Моцарта «безумцем, гулякой празднын»?

Сальери наделен редким талантом понимать и тонко чувствовать музыку, но очень редко посещает его «творческая ночь И вдохновенье». Легкость, «глубина», «смелость», «стройность» творений Моцарта кажутся ему не результатом напряженного духовного труда, а праздностью, дарованной свыше.

Кстати, любопытно, что большинство критиков соглашаются с Сальери в этом и пытаются, словно оправдывая Пушкина, объяснить, почему автор изобразил гениального композитора праздно творящим. А ведь Моцарт опровергает мнение о его праздности:

Намедни ночью

Бессонница моя меня томила,

И в голову пришли мне две, три мысли.

Сегодня я их набросал.

Не просто случайная бессонница, а моя бессонница, это моя как спутница творца. Итак, первый монолог Сальери есть завязка трагедии, но он же является кульминацией терзаний Сальери, которые уже давно мучат его душу: как же унизительно признаться «Сальери гордому», что ныне он завистник! И вот маленькая трагедия стала глубже, содержание ее раздвинулось, «включая дотрагическое действие-«,

Перед нами второй монолог Сальери. Этот монолог — оправдание замысла убийства: «Я избран, чтобы его остановить». Что же совершает Моцарт, с точки зрения Сальери, чтобы нужно было его остановить? Да, музыку можно «разъять, как труп», поверить алгеброй гармонию, можно понять, как создано прекрасное творение, но нельзя научить божественному вдохновению. «Мы все, жрецы, служители музыки». А Моцарт — творец:

«Ты, Моцарт, бог».

Что пользы, если Моцарт будет жив

И новой высоты еще достигнет? ..

Наследника нам не оставит он.

Сколько ни вчитывайся в этот монолог, он — попытка оправдать убийство для самого себя. Злодейство нуждается в высоких аргументах, потому-то монологи Сальери так многословны в этой маленькой трагедии. Сальери завидует именно Моцарту, потому что понимает: он сам не сможет научиться тому, чем владеет гений — творению (не творчеству — творению).

Первая причина убийства названа — глубокая, скрываемая от всех, разрушающая душу зависть. Но есть и вторая. Процитирую дословно мнение ребят: «Сальери бесит поведение Моцарта», Грубо по форме, но точно по содержанию.

Моцарт привел к Сальери слепого скрипача. Он хохочет: скрипач играет «из Моцарта». А вот Сальери не смеется. Здесь нет зависти. Здесь другое. Ему не смешно, когда «фигляр презренный» играет в трактире божественную музыку Моцарта, потому что Сальери относится к музыке как к высокому нетленному искусству, не для всех доступному. А бедный слепой старик-скрипач талантлив, хотя, как утверждают критики, фальшивит. Фальшивит или нет, судить не нам, мы не искусствоведы, мы читаем Пушкина сами, а у него Моцарт говорит: « … привел я скрипача, чтоб угостить тебя его искусством». Моцарт легко раздвигает священные для Сальери границы избранных жрецов музыки.

Читайте также:  Характеристики Моцарта и Сальери

Сальери приглашает Моцарта отобедать в трактире, и Моцарт уходит домой сказать жене, чтобы его она к обеду не дожидалась. У Пушкина ни одного лишнего слова. Ни одного лишнего движения. Почему он отправляет Моцарта домой?

Это авторский прием, чтобы дать время Сальери произнести второй монолог.Во второй сцене интересно настроение Моцарта.

Сальери:

Что ты сегодня пасмурен? ..

Ты, верно, Моцарт, чем-нибудь расстроен?

Моцарт:

Признаться,

Мой Requiem меня тревожит.

Какие два смысла можно прочесть в этой фразе? Мой реквием — произведение Моцарта; мой реквием — реквием для Моцарта, о Моцарте.

Почему он принял заказ написать музыку, полную напоминания о смерти? Звучат мнения о желании попробовать себя в новом жанре, о том, что Моцарт надеялся заработать, так как у него всегда были финансовые трудности … Последние слова Моцарта перекликаются со всей трагедией:

Когда бы все так чувствовали силу

Гармонии! Но нет: тогда б не мог

И мир существовать; никто б не стал

Заботиться о нуждах низкой жизни …

Сам Моцарт, «избранный, счастливец праздный», хорошо знал, что такое нужда низкой жизни. Сальери прогоняет слепого скрипача, а Моцарт не забывает заплатить: «Постой же: вот тебе, пей за мое здоровье». Музыка на заказ — это и средство существования семьи. Отправляясь в трактир, он предупреждает о том жену, чтоб не ждала: не беспокоилась, а может быть, и не тратилась излишне на обед. Для Моцарта, как и для Пушкина, высокое искусство — это не только божественный дар, наслаждение, но это еще и средство существования в той «низкой» жизни, где тоже есть счастье, семья, друзья … Чтобы не быть голословными, прочитаем фрагменты из писем Пушкина Плетневу: «Деньги, деньги … Взять жену без состояния — я в состоянии, но входить в долги для ее тряпок — я не в состоянии. Делать нечего: придется печатать мои повести. Перешлю тебе на второй неделе, а к Святой и тиснем … »

Читайте также:  Урок по трагедии "Моцарт и Сальери" Пушкина

Для Сальери неприемлемо такое отношение к искусству, искусство и обыденная жизнь — несовместимы. Для Моцарта это две стороны его жизни. Способность творить божественную музыку и способность дружить, любить, быть заботливым, внимательным, веселым, тревожным … Сальери знает только одну страсть — искусство. Вспомним: последний подарок возлюбленной Изоры — яд. Разве не странно? Хороша любовь, если любимая дарит яд, хороша дружба, если в чаше яд! Сальери разделяет жизнь человека и жизнь композитора. И если Моцарт-композитор вызывает в нем восторг и зависть, то Моцарт-человек- ненависть. Вполне возможно, что самое гениальное в Моцарте — это соединение человеческого и божественного дара. Мы смотрим на картину Врубеля, изобразившего Моцарта и Сальери в трактире: Сальери демоничен (вспомним: « … нет правды на земле. Но правды нет — и выше»).

Убийство — кульминация трагедии. «И больно и приятно, как будто тяжкий совершил я ДОЛГ … » Что ж, трагедия Моцарта закончена. Проходит всего лишь несколько мгновений, может быть, минут покоя, и вот начинается новая трагедия — трагедия Сальери:

Но ужель он прав,

И я не гений? Гений и злодейство

Две вещи несовместные.

Эти слова — развязка этой маленькой трагедии, но они являются началом новой трагедии. Рухнули высокие аргументы о высоком долге, избранности. Начинается трагедия талантливого музыканта, тонкого ценителя искусства, гордого, но в то же время человека с темной душой завистника, убийцы. Трагедия Пушкина становится еще глубже, так как она распространяется на послетрагическое пространство.

Подведем итоги:

— в каждой «Маленькой трагедии» Пушкин-драматург в малом текстовом пространстве слил воедино реальную жизнь, философские размышления, автобиографические впечатления;

— на многие вопросы, возникающие при чтении пьесы, нет одного окончательного ответа, то есть остается пространство для интерпретаций читательских, режиссерских, актерских интерпретаций; — в пьесах Пушкин обратился к вечным темам: отцы и дети, гений и завистник, любовь, счастье, смерть …

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола