Мотивы пути и долга в творчестве Блока

Основной в творчестве Блока является мотив пути. Возникает новый герой молодого Блока — путник, который заявляет о себе так: «Стою на царственном пути». Мотив пути явственно звучит в четвертой части стихотворений «Апtе Luceum», как и во многих других стихотворениях

этого цикла. Произведения густо насыщены словесными формулами, от-
носящимися к мотиву пути, и соответствующими иноскаэательными обо-
значениями движения лирического героя: я шел, шли мы, приду, иду, ухожу,
бреду, ищу, стремлюсь, мерю ночные пути, душа летит, улетай, плыви, сту-
чись в преддверьи идеала. Эти формулы являются не только признаками
лирического переживания Блока, но и определяют композицию стихот-
ворений в целом. В связи с мотивом пути в «Апtе Luceum» возникает
мысль о романтическом туманном идеале, недостижимой цели, которую
можно выразить словами: «все вперед влечет какой-то свет».
Признаком подлинного позта, отличающегося от певца, не успев-
шего прозреть. является стремление к великой цели. Об этом пишет
Блок в стихотворении «Хоть все по-прежнему певец» (1 900):
Хоть все по-прежнему певец Но к цели близится поэт,
Далеких жизни песен странных Стремится, истиной влекомый,
Несет лирический венец И вдруг провидит новый свет
В стихах безвестных и туманных, — За далью, прежде неэнвкомо« …
Герой раннего блоковского цикла сомневался в своем пути и даже
называл его в какие-то моменты своего поэтического поиска ложным.
Именно этому посвящено стихотворение «Помнишь ли город тревож-
ный … ». И все же мотив пути связывается в «Апtе Lucem» с надеждой,
уводящей лирического героя из «сырого ночного тумана» в будущее.
Именно надежда — «синяя дымка» — просветляет сознание героя, зас-
тавляет «шевельнуться» его охлажденное безверием сердце.
В. Назаров
По-иному продолжает мотив пути Блок в цикле «Стихи о Прекрас-
ной Даме»: мотив пути, странствий, поиска убывает, хотя «пейзаж пути»
сохраняется:
Я вышел. Медленно сходили
На землю сумерки зимы.
Далее в 1901 году Блок пишет:
В тишине звучат сильнее Ты ль смыкаешь, пламенея,
Отдаленные шаги. Бесконечные круги?
Блоку представлялось в этот период, что он уже вполне явственно
ощутил дыхание <щели», присутствие той разлитой в мире гармонии, о
которой до сих пор лишь смутно мечтал. Но вот мечта появилась где-то
в осязаемом близком, и активные стремления ее «узнать», «понять»
сменились созерцательностью:
В непрестанной молитве моей, Я хранилище мысли моей
Под враждующей силой твоей, Утаю от людей и зверей.
Желая подчеркнуть эти особенности своей книги, Блок назвал ее
основной отдел в первом издании «Неподвижиость».
8

в самом деле, формулы движения (я иду, ищу, и гп.), характерные для
«Апte Luceum», вытесняются в «Стихах о Прекрасной Даме» новыми вы-
ражениями, обозначающими внимание, лишенное активного начала: жду,
слежу, внемлю, направляю взор, гадаю, взираю, зову, вижу, верю:
Предчувствую Тебя. Года проходят мимо —
Все в облике одном предчувствую Тебя.
Весь горизонт в огне — и ясен нестерпимо,
И молча жду, — тоскуя и любя.
Весь горизонт в огне, и близко появленье.
Но страшно мне: изменишь облик Ты,
И дерзкое возбудишь подозренье,
Сменив в конце прпеычные черты.
О, как паду — и горестно, и низко,
Не одолев смертельныя мечты!
Как ясен горизонт! Как лучезарность близко.
Но страшно мне: изменишь облик Ты.
Н.ОскольскиЙ
Мотив пути В лирике Блока звучит отчетливо. Поэт стремится к
аллегорическому ее выражению: не случайно в стихах «позднего Бло-
ка» так часто встречаются связанные с мотивом пути-дороги иноска-
зательные выражения, например: «надеясь отыскать пути», «наш путь-
стрелой татарской древней воли пронзил нам груды), «и путь мой да-
лек», «дорога долгая легка», «мы путь расчищаем», «свой нищий путь
возвратный», «последний открывает путы), «свободный путы), «душа, на
последний путь вступаю), «ночь светлая сбила со всех дорог», «сны бы-
тийственных мечтаний, сбивающих с пути», «свой верный продолжая
путы), «путь степной — без конца, без исхода».
В этих стихах звучит традиционно романтическое уподобление
жизни плаванию на «челне»:
Прозрачные. неведомые тени В обьятия лазурных сновидений,
К Тебе плывут, и с ними Ты плывешь, Невнятных нам, — Себя Ты отдаешь.
И своего лирического героя Блок называет «путником запозда-
лым», «вечным путником», «странником» и «угрюмым скитальцем»,
пытающимся отыскать себя, светлую истину, нового, свободного че-
ловека, который станет воплощением давней мечты поэта.
« .. .Таков мой путь … я твердо уверен, что это должное и что все стихи
вместе — «трилогия вочеловечения» (от мгновения слишком яркого света
— через необходимый болотистый лес — к отчаянию, проклятиям, «возмез-
дию» и … — к рождению человека «общественного», художника, муже-
ственно глядящего в лицо миру, получившего право изучать формы …
вглядываться в контуры «добра и зла» — ценою утраты части души)),-
писал Блок А. Белому в 1911 году, обобщая содержание своих стихов,

многие из которых раскрывали одну из важнейших тем его лирики —
мотив пути.
Л. Моисеев
Иначе звучал мотив пути и долга в творчестве А. Блока в 1908
году. Эмоциональный фон лирических стихотворений значительно из-
менился, стал «несвободным», суровым и мрачным. Мотив продолжал
звучать как властное требование к разрешению тягостных вопросов:
Я помню длительные муки: Д там, как призрак возрастая,
Ночь догорала за окном; День обозначил купола …
Ее заломленные руки И утро длилось, длилось, длилось …
Чуть брезжили в луче дневном. И праздный тяготил вопрос;
Вся жизнь, ненужно изжитая, И ничего не разрешилось
Пылала, унижала, жгла; Весенним ливнем бурных слез.
В основе ряда стихотворений Блока того времени лежит конфликт
стихии, «сбивающей с пути», и долга. Так построены стихотворения
«Забывшие Тебя», «Май жестокий с белыми ночами … », «В сыром ноч-
ном тумане … », позма «Соловьиный сад», отчасти драма «Роза и Крест».
Поэт рассказывает не о том, что сбивает с дороги, заставляет забывать
о «пути каменистом» ((Соловьиный сад»), а о голосе долга, о том, что
зовет на путь «роковой и бесцельный».
Эпитет «бесцельный» встречается у Блока много раз, как и подоб-
ные ему «напрасный», «безрадостный», «забвенныи». Так, еще в 1902
году Блок говорил о бесцельном кружении своего лирического героя:
Брожу в стенах монастыря, Чуть брезжит бледная заря, —
Безрадостный и темный инок. Слежу мелькания снежинок …
В стихотворении «Среди гостей ходил я в черном фраке … » (1903)
поэт говорит об одиночестве, которое сопровождало его в «бесцель-
ном» поиске истины:
Я закричу, беспомощный и бледный,
Вокруг себя бесцельно оглянусь.
Потом — очнусь у двери с ручкой медной.
Увижу всех … и слабо улыбнусь.
Найти истину — путь поэта и его долг. Но горьким становится его
разочарование в «мечте, ушедшей в туман», тягостным осознание не-
возможности выполнения своего долга:
Все это было, или мнилось ? Но глупым сказкам я не верю,
В часы забвенья старых ран Больной, под игом седины.
Мне иногда подолгу снилась Пускай другой отыщет двери,
Мечта, ушедшая в туман. Какие мне не суждены.
((Старик», 1902)
Эпитет «бесцельный» обобщает представление Блока о его соб-
ственном пути, поиска в нем некой определенной, желанной цели.
10

В 1 91 О-х годах мотив долга часто соединялся с трагическим со-
знанием неосуществимости того, к чему этот долг призывал. В сознании
Блока с 1910-1911 и особенно в1912 году неизменно присутствовало
стихотворение Тютчева «Два голоса»:
Мужайтесь, о други, боритесь прилежно.
Хоть бой и неравен, борьба безнадежна!
Стихотворение это в те годы являл ось для Блока литературным ори-
ентиром, в котором он видел возможный эпиграф к «Розе и Кресту» и о
котором не забывал в последний год жизни. Мотив долга у Блока не
только не ослабевал, а приобретал все большую силу и все очевиднее
становился для его творчества организующим, композиционным.
Н.Горбунов

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола