Подробный анализ стихотворения «Бородино» Лермонтова

Стихотворение Лермонтова «Бородино» — одно из самых ярких патриотических произведений русской литературы. Это первое в русской поэзии стихотворение, в котором изображён главный герой Отечественной войны 1812 года — народ. Это первое появившееся в печати произведение поэта, изданное по его воле.

Если бы Лермонтов был автором только одного этого стихотворения, — отмечает Бродский, — то и в этом случае он был бы назван народным поэтом, его стихотворение было бы признано одним из самых примечательных поэтических произведений по силе выражения идеи патриотизма, темы родины и её обороны народом в освободительной, справедливой войне с врагом».

Откликнувшись на события Отечественной войны 1812 года, в стихотворении «Бородино» Лермонтов запечатлел великое сражение, которое произошло недалеко от Москвы на Бородинском поле. Поэт исторически точно рассказал в стихотворении не только о генеральном сражении, которое состоялось 7 сентября 1812 года, но и о тех днях, которые предшествовали Бородинской битве и были подготовкой к сражению (5 и 6 сентября).

В тексте стихотворения Лермонтов проходит мимо точных хронологических рамок Бородинского боя, но он в полном согласии с исторической действительностью передаёт беспримерные проявления легендарной воинской доблести безымянных русских солдат, которые привели к крушению великой армии Наполеона.

Участник сражения Сергей Глинка отмечал в своих записках 1836 года: «Бой Бородинский — бой, небывалый на лице земли со времени изобретения пороха», Ему вторит Фёдор Глинка, называя сражение «беспримерным»: «Ничего подобного в жизнь мою не видел, ни о чём подобном не слыхал и едва ли читывал».

Одним из этапов анализа стихотворения станут наблюдения над его композицией.

После чтения стихотворения в классе внимание школьников сосредоточится на 1-й строфе стихотворения, которая воспроизводит слова молодого солдата, обращённые к «дяде», старому солдату, участнику Бородинского сражения.

Строфа, предваряющая основную часть стихотворения, состоит из трёх предложений: одного вопросительного и двух восклицательных. По сути дела, все стихотворение и представляет собой ответ ветерана на вопрос молодого солдата.

Но строфа, предваряющая основную часть стихотворения, помимо вопроса, включает в себя и невольные восклицания, обращённые к героическому прошлому и несущие утверждающее начало: «Ведь были ж схватки боевые, / Да, говорят, ещё какие! / Недаром помнит вся Россия / Про день Бородина».

Эти слова, вложенные в уста молодого солдата, свидетельствуют о том, что он проникнут гордостью за деяния отцов. Именно патриотическая идея, которой воодушевлён солдат «нынешнего» поколения, побуждает его
обратиться к ветерану.

Во 2-й строфе содержится ответ на вопрос, поставленный молодым солдатом. В ответе ветерана отмечена не только трудная доля людей того времени, не вернувшихся поля битвы, но и обозначена судьба Москвы.

И в словах молодого солдата, и в ответе старого солдата исторически точно подчёркивается, что Москва была «французу отдана». В свидетельствах современников отмечалось коренное различие между словами «отдали Москву» и «сдали Москву».

И Пушкин, и Белинский, и участник Отечественной  войны Глинка выделяют то обстоятельство, что Москва была «отдана» неприятелю во имя сохранения русской армии («Москва не сдана была, а отдана в добычу нашествия», — свидетельствует Глинка).

Ученики без труда замечают, что вторая строфа с некоторыми изменениями повторяется в заключительной, 14-й строфе. Эти две строфы, начинающиеся строкой «Да, были люди в наше время … », обрамляют рассказ старого солдата, участника Бородинского боя.

Таким образом, большая часть стихотворения представляет собой рассказ простого русского человека, рядового участника сражения. Школьники перечитают 2-14-ю строфы и примут участие в составлении плана рассказа старого солдата. В классной беседе последовательность его рассказа получит отражение в следующем плане:

1. «Да, были люди в наше время … » (2-я строфа).
2. «Мы долго молча отступали … э (3-я строфа).
3. «И вот нашли большое поле … » (4-5-я строфы).
4. «Два дня мы были в перестрелке … » Ночь перед сражением (6-7-я строфы).
5. «Ну ж был денёк». Описание сражения (8-12-я строфы).
6. «Вот затрещали барабаны — / И отступили басурманы» (13-я строфа).
7. «Да, были люди в наше время … » (14-я строфа).

К этому плану, представляющему собой цитатный план и сжато передающему рассказ «дяди», школьники будут обращаться в ходе разбора стихотворения, который целесообразно выстроить по пути «вслед за автором».

В 3-й строфе излагаются события, предшествовавшие Бородинскому бою, в ней говорится о длительном отступлении. Строфа начинается местоимением «мы», которое говорит о том, что рассказчик не отделяет себя от всего войска.

Поэт исторически точен в описании настроения русской армии, которая ожидала боя. Слова «ворчали старики» подчёркивают недовольство опытных воинов тактикой отступления: они были готовы «чужие изорвать мундиры о русские штыки».

Эти слова, которые потребуют комментария на уроке, заставляют вспомнить суворовские заветы, жившие в русской армии, особенно в устах ветеранов: «Пуля — дура, штык — молодец»: «Штык, быстрота, внезапность суть вожди россиян». Офицер Лермонтов не мог не помнить заветов гениального полководца и вложил их в уста опытных воинов, «стариков».

Весь рассказ старого солдата (и анализ стихотворения должен это убедительно показать!) включает в себя высказывания разных людей: и ворчание стариков, и размышления артиллериста, и речь солдат, и страстный призыв полковника.

В строфах 4-й и 5-й повествуется о событиях, которые произошли за два дня до генерального сражения, состоявшегося 7 сентября (26 августа) 1812 года. На смену разочарованию воинов, вызванному отступлением, приходит надежда встретиться с неприятелем в бою: «И вот нашли большое поле: / Есть разгуляться где на воле!», В восклицательном предложении находит выражение и готовность воинов постоять за отчизну, и стремление проявить воинскую отвагу, и широта души.

В комментарии к этим строфам необходимо отметить, что «большое поле» в стихотворении — это и есть Бородинское поле у деревни Бородино, находящейся неподалёку от Москвы, на старой Смоленской дороге. Пояснения потребует и слово «редут»: это полевое земляное укрепление с наружным рвом и валом.

Выбор героя, который вспоминает себя молодым во время войны, явился большим художественным открытием Лермонтова.

Поэт предпочёл рассказать о сражении устами артиллериста. Нельзя не вспомнить, что дед поэта Д.А.Столыпин, прославившийся теоретическими статьями о роли артиллерии в войне, был артиллеристом. Да и другой дед, А.А.Столыпин, тоже был офицером-артиллеристом. Русская артиллерия в Бородинском бою сыграла решающую роль. О её превосходстве над французской артиллерией свидетельствуют статистические данные: у Кутузова было 642 орудия, а у Наполеона- 587. Кроме того, русские стреляли более тяжёлыми ядрами: вес каждого составлял от 6 до 12 фунтов против 3-4-фунтовых ядер у французов.

Речевая организация стихотворения органически сочетает в себе рассказ старого солдата с авторским повествованием. Ираклий Андроников подчёркивает: «Искусство Лермонтова так велико, что мы и не замечаем, что сквозь речь солдата то и дело слышится голос поэта. «Леса синие верхушки» … Солдат не сказал бы так: это — Лермонтов. Но строчка: «Французы тут как тут»» — это солдат.  «Звучал булат», «Носились знамена, как тени» — это опять речь поэта.

Но без возвышенной лексики Лермонтов не мог бы передать величие этого дня. А «изведал враг» — опять «дядя». Обе языковые струи сплавлены так органически, что мы и не замечаем, что «дядя», оставаясь всё время самим собой, говорит как поэт».

Суждения литературоведа дадут ключ для самостоятельного поиска учеников, которые, присматриваясь к художественному тексту, начинают отличать обычный разговорный язык ветерана с присущими ему житейскими нотками от авторской речи. Так, в 4-й и 5-й строфах они выделят прибаутку «У наших ушки на макушке!», которая имеет значение «внимательно прислушиваться», и насмешливое обращение к французу: «Постой-ка, брат мусью!», которые вложены в уста артиллериста.

Учащиеся поймут, что эти слова передают уверенность русских солдат в своих силах, готовность к предстоящему бою, который покажет, кто чего стоит. В речи солдата-артиллериста, который ведёт свой рассказ во множественном числе и который понимает величие события, ученики заметят и фразеологизмы: «Уж мы пойдём ломить стеною, / Уж постоим мы головою / За Родину свою!», которые выражают мужественную решительность воинов, их готовность защищать Родину не щадя своей жизни.

В 6-й и 7 -й строфах, которые необходимо перечитать в классе, исторически достоверно передаются события второго дня, предшествовавшего генеральному сражению («мы ждали третий день»). Слышны голоса солдат,
которые называют перестрелку «безделкой».

Учащиеся присмотрятся и к прямой речи, призывающей к действию: «Пора добраться до картечи» Далеко не случайно поэт обращается к изображению ночи накануне сражения, которая нашла отражение в многочисленных свидетельствах очевидцев.

В «Письмах русского офицера» Ф.Глинка вспоминает: «Всё безмолвствует! .. Русские с чистою безупречною совестью тихо дремлют, облегши дымящиеся огни. Сторожевые цепи пересылают одна другой протяжные отголоски. Эхо вторит им. На облачном небе изредка искрятся звёзды. Так всё спокойно на нашей стороне … Напротив того: ярко блещут утренние огни в таборах неприятельских; музыка, пение, трубные гласы и крики по всему стану их разносятся. Вот! слышны восклицания! Вот ещё другие! .. ».

Обращаясь к 7-й строфе стихотворения, учащиеся найдут в ней немало общего с воспоминаниями Ф.Глинки. Не вызывает сомнений, что Лермонтов был очень внимателен к разным источникам.

Не случайно поэт отмечает, как «ликовал француз» и как «тих был» русский лагерь. Значимы и некоторые совпадения в пейзажных деталях, которые заставят учеников обратиться к запоминающимся стихам: «И вот на поле грозной сечи / Ночная пала тень». Их лаконизм и художественная выразительность достигается искусным использованием эпитетов (слово «поле» поясняется определительным сочетанием «грозной сечи») и емкой метафоры («ночная пала тень»).

В стихотворении «Бородино» мало пейзажных описаний. Правомерно было бы говорить не об описаниях, а о пейзажных деталях, которые скупо сопровождают описание военных действий. Так, описание Бородинского боя открывается картиной: «И только небо засветилось … » и завершается короткой пейзажной ремаркой: «Вот смерклось». Пейзаж композиционно выделяет само описание генерального сражения, которое состоялось на третий день и последовательно развёрнуто в пяти центральных строфах стихотворения (8-12-я строфы).

Кульминацией стихотворения является изображение Бородинской битвы. В динамично развивающееся действие включены несколько картин: это и движение русских войск, и призыв полковника, и наступление французов, и огонь пушек, и рукопашный бой, и отступление неприятеля. Панорама битвы создаётся разнообразными художественными средствами. Учащиеся поймут, что стремительно развивающееся действие передаётся с помощью искусно подобранных глаголов, сопровождаемых повторами, звукописью.

В стихах «И только небо засветилось,/ Всё шумно вдруг зашевелилось, / Сверкнул за строем строй» ученики отметят не только выразительные глаголы с приставкой «за», обозначающей начало действия, но и созвучный приставкам предлог «за», подчёркивающий звуковую выразительность стихов. Художественная образность стихов подчёркнута и глаголом «сверкнул», который в сочетании с последующими существительными образует запоминающуюся метафору.

Школьники способны самостоятельно выделить в начале 8-й строфы повторяющиеся звуки и сочетания «с», «св», «стр», «ш», которые усиливают выразительность звучания стиха.

В стихотворении «Бородино» Лермонтов не упоминает ни одного имени. Среди героев стихотворения наиболее полно охарактеризован полковник. Учащиеся должны почувствовать, что в создании образа безымянного героя битвы слышится и голос рассказчика, и голос автора.

В рассказе артиллериста полковник предстаёт как «хват» (бойкий, удалой человек), «слуга царю, отец солдатам».

Речь героя-рассказчика порой близка устной поэзии: «сражён булатом, / Он спит в земле сырой». « … В каждом слове, — утверждал В.Г.Белинский, касаясь простоты и безыскусственности языка стихотворения, — слышите солдата, язык которого, не переставая быть простодушным, в то же время благороден, силён и полон поэзии».

Голос поэта слышится в словах: «И молвил он, сверкнув очами … », где сочетается устаревшее «молвил» С традиционно-поэтическим «очи». В призыве полковника постоять за Москву повторяются слова, которые не раз звучали в обращениях командиров к солдатам.

В описании Бородинского боя велика роль восклицаний, которые без труда найдут школьники: «Ну ж был денёк» (1 О-я строфа); «Вам не видать таких сражений» (11-я строфа); «Изведал враг в тот день немало, / Что значит русский бой удалый, / Наш рукопашный бой!» (12-я строфа).

От строфы к строфе восклицательные предложения становятся всё более ёмкими: от полустишия в 10-й строфе — к восклицанию, обнимающему три стиха в 12-й строфе. Нельзя не отметить, что восклицательные предложения как бы «открывают» каждую строфу и задают тон поэтическому рассказу о сражении.

Какое же значение имеют эти восклицательные предложения в художественном тексте? В них содержится побуждающее, внушающее начало, открыто выражено эмоциональное отношение рассказчика к событиям Бородинского боя. «Поэт, — отмечает исследователь, — вложил в уста героя то чувство, которое было присуще рядовым участникам Бородинского сражения».

В 10-й строфе, начинающейся словами: «Ну ж был денёк!», исторически верно рассказано о штурме французами редута. «Вчитываясь в описания Бородинского сражения, — подчёркивает Ираклий Андроников, — мы понимаем, что Лермонтов изобразил в своём стихотворении самое важное место сражения — центральную батарею, или, как её называли ещё, «редут Раевского», — укрепление, которым французы пытались овладеть в течение целого дня («Сквозь дым летучий французы двинулись, как тучи, / И всё на наш редут»»).

Редут Раевского несколько раз переходил из рук в руки. Драгуны и уланы (офицеры и солдаты лёгкой кавалерии в русской и ряде европейских армий), побывавшие в схватке за редут, могли представлять как русскую, так и
французскую армию.

Учащиеся обратят внимание на средства создания картины битвы за редут: они выделят глаголы движения («двинулись», «промелькнули», «побывали»).

В завершающих строфу стихах, повторение предлога «с» в назывании воинской атрибутики, ёмкое сравнение «как тучи», которые в совокупности создают яркое впечатление масштабности сражения.

Эмоциональным зачином 11-й строфы являются слова: «Вам не видать таких сражений!», которые сменяются сложным повествовательным предложением, занимающим остальное пространство 11-й строфы.

Что стремился подчеркнуть поэт синтаксическим и интонационным строем этого развёрнутого предложения? Ученики обычно говорят о насыщенности предложения картинами битвы, которые быстро следуют друг за другом и
создают целостную картину развернувшегося сражения.

Безостановочное движение битвы подчёркнуто и рифмующимися глаголами, поставленными в конце стихов («блестел», «визжала», «устала», «мешала»), И сочетанием глаголов («колоть устала», «пролетать мешала»), и короткими предложениями («звучал булат, картечь визжала»).

Эта строфа заставляет вспомнить, какую роль сыграла артиллерия в Бородинском сражении.

В многочисленных свидетельствах участников сражения, кроме роли артиллерии, отмечалась и доблесть русских солдат в штыковом бою, в котором русские превосходил и французов. Рукопашный бой запечатлён и в
11-й, и в 12-й строфе:
Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой!

Комментируя эту строфу, которая завершает картину Бородинского боя, словесник сосредоточит внимание учеников на возвышенности языка («изведал враг в тот день немало»), на возвратных глаголах «тряслась»,
«смешались», «слились», которые передают интенсивное действие во времени и пространстве.

Сопоставление  лермонтовских строк с воспоминаниями участника сражения
явится ещё одним свидетельством того, что поэт, творчески используя разнородные исторические свидетельства, стремился достоверно запечатлеть события судьбоносного для России сражения.

Заключительный момент Бородинского сражения передаёт предпоследняя строфа. «Подлинно народный голос, — отмечает Бродский, — звучит в словах рассказчика. Поэт говорил в этой строфе от имени народа, считавшего Бородинский бой своей победой».

В исторической науке подчёркивается, что французы отошли на исходные
позиции и что поле сражения осталось в руках русских, которыми была одержана тактическая победа. Какие же чувства рассказчика выражены в этой строфе? Ученики отметят героическую решимость русских воинов «заутра бой затеять новый / И до конца стоять».

Трагический колорит этой строфе придаёт чувство скорби по погибшим, которое испытывают воины. Впервые в тексте стихотворения появляется высокое слово «товарищи», которое противопоставлено характеристике врагов: слово «басурманы» воспринимается в тексте стихотворения как
бранное слово, которое после тяжких военных испытаний, выпавших на долю солдат, приходит на смену ироническому «брат мусью» (5-я строфа).

Рассказ артиллериста завершается повторением второй строфы с некоторыми изменениями в её концовке, которые не уйдут от внимания учеников. Стихи «Не будь на то Господня воля, / Не отдали б Москвы!» во второй строфе повторяются в ином варианте в последней строфе: «Когда б на то не Божья воля / Не отдали б Москвы!».

Эти строки, обозначающие предполагаемое, желаемое действие и передающие эмоциональное отношение рассказчика к минувшему, близки по своему значению: словосочетания «Господня воля» и «Божья воля» являются синонимами.

Эта лермонтовская формула, вложенная в заключительные слова рассказчика, отражает мнение, которое сложил ось в армии и народе после оставления Москвы, — «Божья воля». Солдат-ветеран, как истинный христианин, подчинился «Божьей воле», но в сердце его осталась боль за оставление Москвы.

Нельзя не отметить, что многие высказывания и афоризмы главнокомандующего Кутузова, как утверждают историки, сводились именно к этой точке зрения («Божья воля»), которая прозвучала в концовке стихотворения, написанного через 25 лет после окончания
Бородинского сражения.

В повторяющихся строфах стихотворения привлекает внимание и обращение к молодому солдату, в котором рассказчик противопоставляет людей своего времени «нынешнему» поколению («богатыри — не вы!»).

Оправдание солдатом-ветераном своего поколения, поколения «богатырей», воспринимается одновременно как укор поколению «нынешнему». И эта мысль неоднократно прозвучит во многих последующих произведениях Лермонтова, что настойчиво подчёркивается Белинским: « … эта тоска по жизни внушила нашему поэту не одно стихотворение, полное энергии и благородного негодования».

При изучении стихотворения «Бородино» трудно пройти мимо особенностей его стиха. Неоднократно обращаясь к тексту стихотворения, ученики, конечно, заметят, что концы стихов созвучны между собою.

Созвучие концов стихов получило название рифмы. В стихотворении Лермонтова рифмуются, например, слова «недаром» — «пожаром» и «отдана» — «Бородина».

Школьникам необходимо пояснить (или напомнить!), что рифму с ударением на последнем слоге называют мужской, а рифму с ударением на предпоследнем слоге — женской.

Части стихотворения, в которых порядок рифмы повторяется, принято называть строфой. «Обычно каждая отдельная строфа представляет собой законченную речь (оканчивается точкой или равносильным знаком препинания)».

В стихотворении «Бородино» Лермонтов использовал сложную и необычную строфу, состоящую из семи стихов. В чём же её особенности?

Они откроются школьникам в коллективном осмыслении построения строфы, которое состоит в чередовании стихов с женскими и мужскими рифмами.

Вслед за первыми двумя стихами (четырёхстопными!), связанными женской рифмой, следует более короткий, трёхстопный стих с мужским окончанием, который получит отзвук в коротком седьмом стихе («день» — «тень», «строй» — «сырой» и т. д.).

Между третьим и седьмым стихом расположились строки, связанные женской рифмой. Сразу три стиха на одну рифму встречаются в русской поэзии редко, но Лермонтов сознательно использует однозвучные повторы в конце четвертого, пятого и шестого стихов («речи» — «картечи» — «сечи» и т. д.).

Расположение рифм в строфе органически сливается с присущей стихотворению разговорной интонацией. Строки «спаяны такими звонкими рифмами», что в них «слышны» и медлительность отступления, и стремительные атаки, тишина ночного лагеря и грохот сражения», и с каждой новой строфой «нарастает … напряжение боя».

Объединить наблюдения школьников над текстом стихотворения поможет беседа об образе рассказчика, в чертах которого нашли воплощение особенности русского национального характера. Герой стихотворения неотделим от солдатской массы, от своих товарищей по оружию.

Главное в натуре рассказчика, который вспоминает себя молодым во время войны 1812 года, — это чувство родины, готовность постоять «головою за родину свою».

Ученики отметят и такие качества солдата, как храбрость и непримиримая ненависть к врагу, широта натуры и уверенность в своём превосходстве над врагом.

В рассказе-размышлении солдата-артиллериста даже накануне решительного дела нельзя не почувствовать иронического отношения к противнику, в чём проявляется осознание силы русского оружия, добродушного юмора, гуманного чувства по отношению к своим боевым товарищам, к «сраженному булатом» полковнику.

Речь рассказчика, не отделяющего себя от участников битвы, полна народными выражениями, которые говорят о его тесной духовной связи с народной массой.

Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2017 Инфошкола