Творчество Распутина

Распутин в своём творчестве утверждает зависимость человеческих характеров от сущностных свойств вещей и явлений. Основой произведений крупнейшего русского писателя нашего времени стали жизненные ценности, которые воплощаются как в реальном, так и в метафизическом пространстве национального самосознания.

Тексты Распутина – это  повествования с особенными идейно-нравственными задачами. В них мы находим характерный для национальной литературы образно-художественный метод решения мировоззренческих проблем, раскрывающий сферу личного бытия через чувство соборности, всеединства, метафизику глубоко жизненных народно-религиозных начал. Данное свойство не есть завоевание только русской литературы. Однако только в ней оно теснейшим образом связано с выходом за пределы «здешнего» мира, с духовным падением и возрастанием человека, а в идеале — с его преображением, которое выступает важнейшей идеей всей русской национальной философии и художественной мысли.

Живая ткань писательской мысли Распутина рождается в единстве мировоззренческого и эстетического начал. Книги писателя глубоко философичны, но не нагружены многословной риторикой. Повести и рассказы Распутина, его публицистика отражают особенности развития русского национального сознания в переломную эпоху, когда Россия оказалась на грани утраты своего исторического наследия, своих духовно-нравственных традиций, своей веры. Впитанная писателем духовная традиция открывает в его текстах новые горизонты смыслопорождения, связанные со становлением национального чувства. Раздумывая о мировоззренческом складе нашего народа, Распутин выделяет «русскость в широком смысле»

Сферу выражения национально-характерного склада мысли в художественном письме принято связывать со стилем или дискурсом. Именно национально-художественный стиль — наиболее адекватное понятие, которое закрепляет категориальный статус за этой ключевой характеристикой эстетического самоопределения художника. Стилевое единство возникает в момент освоения автором с помощью самобытных образно-поэтических средств устойчивых идей, кодов народного миропонимания.

Вступление Распутина на литературную стезю было  подготовлено журналистским опытом. Его первая повесть «Василий и Василиса» (1965-1966) открыла настоящего мастера слова. Историю жизни Василия и Василисы Распутин уложил в пять коротких эпизодов -картин. После нескольких лет супружества героиня повести указала на дверь своему задурившему мужу. Она отрекается от Василия, отчаявшись переменить его буйный нрав. Чувство собственного достоинства в крови у Василисы. Обаяние ее — в духовной широте, в полнокровном течении внутренней жизни. В Василисе есть что-то от характера русских рек: она сурова и милосердна, удивительно отзывчива на человеческое горе. Вот почему, прожив тридцать лет вдовой при живом муже, Василиса будет рядом с ним в его смертный час, все поймет и простит.

Потрясает финал произведения, утверждающий мотив духовного единства. Праведные слезы Василисы возвращают умирающего Василия из одиночества в большой мир, на котором «и смерть красна». «Последний срок » (1969-1970) — название повести В.Распутина. захватывающей читателя своей психологической и философской глубиной. Она стала одним из самых значительных явлений русской прозы 1970-х годов. Все содержание «Последнего срока» просвечивается через тему противоборства жизни и смерти.  Восприятие жизни и смерти дается здесь таким, каким оно вышло из недр народного сознания. Поиски жизнестроительного идеала становятся поиском истоков национального мышления о мире, яркие черты которого несет в себе Анна. В образе старой матери, побеждающей смерть силой любви к жизни, воплощены главнейшие эстетические идеи Распутина. Начало повести возвращает нас к традиционному мотиву русской литературы. Предсмертный апофеоз человека, испытание его духовности на пороге смерти и выход за пределы физического мира часто изображаются писателями национальной реалистической школы. Эта тема привлекала Достоевского, Тургенева, Лескова и Шолохова. Кажется, невозможно после них открыть здесь что-то новое, своеобычное. Но Распутин сумел сказать здесь свое незаёмное слово.

Драма Анны Степановны, верящей, что «для того И приходит в мир человек, чтобы мир никогда не скудел без людей и не старел без детей » , а «надежда идет от Бога, < … > потому что надежда робка, стеснительна, добра» — источник образной мысли художника. По его убеждению, рано лишая себя корня и опоры, не добрав из «родительской сумы», люди многое теряют в своем духовном развитии. Умирая, старуха Анна наталкивается на равнодушие своих взрослых детей, которые собрались проводить ее в последний путь. Они забыли «совсем, до пустоты» радость работы на покосе и пашне. Им неведомо чувство артельности, состояние связи с другими людьми и природным миром, той самой соборности, о которой размышляли славянофилы и Ф.Достоевский, Н.Страхов и русские религиозные философы хх века.

В последней главе повести Распутин обратился к одной из самых древних форм устного слова. Печально и торжественно звучит здесь плач по матери. Красота и смысловая выразительность этого жанра народного творчества дают Распутину возможность больших обобщений. Строки  «Ты, лебедушка моя, родима матушка» связана с развитием темы духовного наследия. Использование фольклорных мотивов и средств в его прозе — это поиски способов переработки народного слова. Особый характер социальных связей, красоту сибирской природы Распутин познает благодаря складывающемуся  фольклоризму художественного мышления. В «Последнем сроке» стихия природы, как в волшебной сказке, приходит на помощь героине. Солнце сопутствует последним движениям души Анны. Этот своеобразный солнечный аккомпанемент выявил единство старой крестьянки с родной землей. Писатель проникает на глубину древнейших инстинктов народного сознания. Этим и объясняется тот факт, что Анна в полном согласии с древнеславянскими представлениями о строении земли видит солнечные лучи, лестницей перекинутые через небо. Вот почему « … счастливо ей жить в эту минуту на свете, смотреть своими глазами на его красоту, находиться среди бурного и радостного, согласного во всем действе вечной жизни … ».

«Живи и помни» (1973-1974) — правдивое повествование о жизни далекой от фронта сибирской деревни в последние месяцы Великой Отечественной войны. Смертельное дыхание битвы с фашизмом опаляет судьбы центральных героев повести — Настёны и Андрея Гуськовых. В натуре Настёны сошлись, как в фокусе, нравственные заповеди народа. Путь Андрея, ставшего дезертиром, — это путь утраты социальных связей, потеря человеческого начала в человеке.

Настёна и Андрей — песчинки одной человеческой реки, но глубоко различные натуры. Светлый образ молодой женщины, достигающий эпического звучания, противопоставляется отступнику, осужденному на смерть в народной памяти. Отсюда известное сходство и различие главных персонажей повести, контрасты их мироотношений.  У Настёны — это нравственная философия греха и покаяния:  «Не лучше ли Андрею все же выйти и повиниться? Веруют же: об одном кающемся  больше радости в небе, чем о десяти праведных. Люди тоже должны понимать, что тот, кто упал до такого греха, впредь для греха не годится».

На стрежне реки Настёна оказывается лицом к лицу с историческим временем. Истинно национальное чувство всеобщей связи окрашивает ее думы. Она боится «потерять берега». Смятенный внутренний голос героини вливается в многоголосый хор поколений: «На душе было от чего-то тоже празднично и грустно, как от протяжной старинной песни, когда слушаешь и теряешься, чьи это голоса — тех, кто живет сейчас, или. кто жил сто, двести лет назад. Смолкает хор, вступает второй … и подтягивает третий … Нет, сладко жить; страшно жить; стыдно жить».

В событиях, которые легли в основу –«Прощания с Матёрой» (1975-1976), Распутина привлекает само состояние кануна исторического поворота, определившего судьбу крестьянства, будущее всей России. Назвав остров посреди Ангары и старожильческое поселение на нем одним именем — Матёра, Распутин сохраняет за этим словом его исконное значение: середина, глубь, русло, Матёра — до осязаемости реальная земля, но, в то же время, она, подобно сказочному Беловодью или Буян-острову, олицетворяет исторический уклад  жизни русской деревни. Повествование не раз возвращается к прошлому, к местным легендам и преданиям. Но старая Матёра с ее древним бытом «откоренилась, сошла с привычного хода».

Последние жители острова поставлены временем в особые условия: они находятся на стыке уходящей земледельческой эпохи с веком техники. На самом «сгибе» — героиня повести Дарья Пинигина. Это одна из главных фигур в веренице образов женщин-матерей у Распутина. Писатель доказывает правоту взгляда Дарьи на реальный мир. Сколько истины в ее реплике: «Быть может, это одно вечно, лишь оно передаваемое, как Дух Святой, от человека к человеку < … > и вынесет когда-нибудь  к чему-то, ради чего жили поколенья людей».

В прозе Распутина народный характер начинает складываться с незаметных движений души — с «тихого делания». Он не мыслим без мелочей крестьянского обихода и вне природного окружения. Мир сельского жителя у Распутина всегда разомкнут, помещен в метафизическое пространство Руси-России. Героям писателя близки и понятны движения природы и смысл перемен в человеке, поскольку они сами находятся в этом едином круговороте. Поэтому его герои, погруженные в материальный быт, одновременно подняты на неизмеримую высоту: к отысканию смысла жизни, духовных основ бытия. С точки зрения интенсивности национально-художественного стиля особенно замечательны очерки Распутина «Сибирь, Сибирь», написанные на рубеже 1980- 1990-х годов. На всем протяжении «путешествия в землю Сибирскую» автор сопровождает его эпизоды комментариями, содержащими религиозно-метафиэическую лексику и образность: «Благословляющий Россию «в рабском виде Царь Небесный» долго оставался и символом ее, и утешением, и надеждой, пока просветители не отняли у нее и этот образ. И невесть сколько стоит Россия нараскоряку меж своим и чужим, то на одну ногу делая упор, то на другую, шарахаясь из крайности в крайность, словно не подозревая, что можно и на обе ноги стать, коли их отросло две, но не забывая при том, правая, несущая, — под свой груз, иначе теряется весь замысел о народе и национальности» .

В этой книге рассказу о покорении Сибири придается особая стилевая окраска посредством ввода в текст множества мыслительных конструкций, взошедших на языке христианской культуры. Самый ход мысли и ее интонацию Распутин заимствует из этого источника: «и человек, сознательно или бессознательно потерявший душу, теряет и себя, он уже не человек, а только подобие человека, как в человеке он был подобием Божиим». Лишь человек, имеющий «строительное продолжение», «тот, тело которого в душе, как в чистоте и ограде, — тот и только тот сущий человек, ему принесены были дары и испытания».

В одном из последних своих произведений — повести «Дочь Ивана, мать Ивана» — Распутин, сохраняя приверженность нравоописательному жанру, создал едва ли не самое душевно-ранящее, пронзительное свое произведение. Уже ставший для него привычным сюжет преступления и наказания на этот раз перерос в сюжет национальной судьбы. Над дочерью героини жестоко надругались, и мать, не найдя справедливости и сочувствия у своекорыстных судебных арбитров, убивает насильника в помещении суда. Потрясает не бездушие людей, а их беспомощность, безвольность, неспособность отстоять честь семьи, страны. Главные герои Распутина — натуры незаурядные. Писателя привлекают характеры цельные, редкие, такие, в которых заложен инстинкт народного самосохранения. Эти образы религиозны в своей первооснове: у Распутина каждый из ведущих персонажей несет в себе свет народной веры, тесно связанной с православной духовностью. В воспоминаниях об А.Вампилове Распутин нашел точные слова, характеризующие одно из качеств собственного творчества, «приточного к русской традиции», — «нравственное созидание» .

 Основой писательского миропонимания оказалась судьба человека земледельческого труда, преемника душевности и этических норм русского крестьянина. Многое в этом мире определяет универсализм христианства. Устойчивый взгляд на человека и природу, энергия духовных ценностей, собранных вокруг религиозно-деятельного чувства, — наиболее яркие черты национального мировоззрения. Именно они формируют русский характер, характер славянина, в чьем «нравственном миропорядке добро и зло имеют определенные, раз и навсегда закрепленные места». Представления эти сохраняются, по словам Распутина, и у национально мыслящего писателя в его «чуткой, страдающей душе»: «Мы — носители силы и боли России, слова ее и духа, — заявляет писатель от имени своих сотоварищей по литературному цеху. — Чтобы нести вложенное природой и отеческим благоволением, особого мужества не надо. Оно требуется, чтобы не хранить в себе правду и тревогу, а говорить о них честно и открыто». Отсюда, из стремления мыслить в категориях национальной судьбы — внимание Распутина к «блестинкам» древнерусского стиля: к тем страницам церковно-славянской письменности, «на которых старые шрифты, толкующие старые религиозные уставы, стояли рядом с тайнописью и знаками, писанными не рассудком, а порывом. Как человек, испытывающий беспокойство перед озарением, нетерпеливо и слепо подталкивает себя к вспышке -= таковы и эти знаки, какими вперемежку с последовательным развитием сюжета творилась на протяжении двух веков красивая и грустная повесть о Беловодье.

«Русская литература с XIX века особенно расцвела и украсилась художественно и чувственно, отыскала для выговаривания  невыговариваемого слова тончайшей выразительности, но осталась продолжением древнего отечественного летописания под первенством народописания < … > — утверждает Распутин. — Народной судьбой была Отечественная война 1812 года, описанная Толстым, народной судьбой была духовная Русь Достоевского. И чем гениальнее явились в них авторы, тем более они стали народными, сотканными по-пчелиному в ульях национального духа».

Творческая личность Распутина сформирована этими же качествами. Высокое художественное достоинство произведений, яркая образность языка, стиль мышления, направленный на создание национального образа мира, дополнены свойствами его писательской натуры, которые были названы А.И.Солженицыным: « … сосредоточенное углубление в суть вещей, чуткая совесть и ненавязчивое целомудрие, столь редкое в наши дни». Как и вся отечественная классика, проза Распутина запечатлевает картину воскресения души человека, утверждая, по сути, подвижнический опыт свободы духа в вере, в любви к родной земле и ее людям.

Print Friendly
Print Friendly
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2016 Инфошкола