Дворовые люди в рассказах Тургенева «Записки охотника»

Рассмотрим типы дворовых людей и резко бросающиеся в глаза картины их жизни. Оказывается, что дворовые еще в большей степени подчинены помещику-барину, чем простые крестьяне. Объясняется это очень просто: дворовые служат барину непосредственно, и все их обязанности заключаются исключительно в том, чтобы немедленно исполнить приказания барина.

Дворовому человеку не приходилось зарабатывать хлеб, так как барин кормит и одевает его; строго же исполнять господские прихоти и обязанности принуждает дворовых людей боязнь, чтобы в случае опалы не подвергнуться ссылке в отдаленную деревню, сдаче в солдаты или позорному телесному наказанию.

Самое ничтожное обстоятельство, вызывающее каприз барина или барыни, заставляет дворовых людей менять должность или браться за совершенно незнакомое ему дело. Если же дворовые осмеливаются жаловаться или протестовать, то их подвергают строгим карательным мерам за беспорядок, неповиновение и т.п.

Особенно отчетливо выступают у Тургенева физиономии дворовой аристократии, к которой следует отнести конторщиков, камердинеров, дворецких, ключниц и экономок. Ярким при мерам может служить Михайла Савелич Туман, бывший дворецкий богатого помещика графа из рассказа «Малиновая вода». Тургенев характеризует его следующим образом: «Это был человек лет семидесяти, с лицом правильным и приятным.

Улыбался он почти постоянно, как улыбаются теперь одни люди екатерининского времени: добродушно и величаво; разговаривая, медленно выдвигал и сжимал губы, ласково щурил глаза и произносил слова несколько в нос. Сморкался и нюхал табак он также не торопясь, словно дело делал».

Этот старик гордится своим прежним положением и полученным образованием и готов «при случае по казать себя: «дескать, и мы живали на свете!» Как знаток, Туман рассуждает об «агпицкои» или «фурляндской» породе собаки автора, с особенным удовольствием и важностью передает, как проводил время его барин покойник, причем вставляет в рассказе специальные выражения, как то: «аралепьник» и «пацекопон», «фейвирк», «лакосез-матрадура», какой «в целой Европии» нет.

Рассказывает ли Туман про выезды покойного графа на охоту, про его расточительность, про пиршества, про «магресок», он никогда ни в чем не упрекал графа. «Тогда это в вкусе было, батюшка», — объясняет Туман поведение своего барина и машинально повторяет за автором: «Теперь, вестимо, лучше. — А все-таки, хорошее было времечко». Барин, по словам старика камердинера, был предобрый: «Побьет, бывало, тебя, — смотрит, уж и позабыл».

В этих немногих словах, как нельзя лучше сказывается отношение крепостного к барину помещику. Совершенно противоположным Туману типом из аристократов является конторщик Николай Еремеев, герой рассказа «Контора». Он, правда, заботится о своей госпоже и о ее благе, но при этом не забывает и себя, и отзывается о ней довольно осторожно и почтительно: «Барыня не позволяет: ее господская воля».

С другой стороны, воля барыни нисколько не препятствует ему бессовестным образом обсчитывать ее; в этом ему приходит на помощь купец-покупщик, который понимает, что он сам может извлечь большую выгоду, если подмажет главного конторщика. Николай Еремеев без зазрения совести берет взятки с мужиков, которых в рабочее время вытребовали на барщину.

В руках того же Николая Еремеева заключается судьба многих дворовых, чем он и пользуется. Так, по его милости девку Татьяну произвели из прачек в судомойки, бьют и в затрапезе держат; «фершапу» Павлу также приходится плохо по той только причине, что он за свое симпатичное отношение к Татьяне не пользуется благосклонностью Николая Еремеева, несмотря на то, что вылечил его. Третьим типом из аристократов может служить лакей Виктор Александрович в рассказе «Свидание».

Этот герой является уже цивилизованным дворовым, подражая столичным лакеям. Он франтит, носит крахмальное белье, перстни, кольца, старается даже втиснуть в глаз монокль. Тургенев характеризует его следующим образом: «Лицо его румяное, свежее, нахальное, принадлежала к числу лиц, которые, сколько я мог заметить, почти всегда возмущают мужчин и, к сожалению, очень часто нравятся женщинам.

Он, видимо, старался придать своим грубоватым чертам выражение презрительное и скучающее: беспрестанно щурил свои и без того крошечные молочно-серые глазки, морщился, опускал углы губ, принужденно зевал и с небрежной, хотя и не совсем ловкой развязностью то поправлял рукой рыжеватые, ухарски закрученные виски, то щипал желтые волосики, торчавшие на толстой верхней губе.

В манерах Виктор Александрович берет пример со своего барина. Себя только, надо полагать, он считает немногим ниже барина. Зато от девки Акулины его отделяет огромная пропасть. Обращение его с отдавшейся ему любящей девушкой прямо возмутительно. Ее плач «раздражает» его, а утешать ее он нисколько не намерен, восклицая: «Чего ты хочешь? Ведь я на тебе жениться не могу?» Искренним и вполне преданным рабом своего господина можно смело назвать старика Юдича из рассказа «Три портрета».

Юдич заслужил доверие барина-скряги, который дает ему на сохранение ключи от сундука со своими богатствами. Юдич предан барину и всему его дворянскому роду. Ценой тяжелого наказания он решается, наконец, дать проигравшемуся барину Василию Ивановичу часть вверенных ему денег. Этот старик не лишен известной доли чувства собственного достоинства, именно: его поражает мысль, что его, старого слугу, будут сечь. «Меня … наказывать?» произносит он шепотом. «Я поседел на вашей службе, Иван Андреевич», — говорит он барину. Такой же вечный слуга Наркиз Семенов в рассказе «Бригадир».

Он держит себя с известным достоинством: почтительно по отношению к барину, снисходительно к его гостям, а в то же время гордо к остальной дворне. Вот что говорит о нем автор «Записок». «В нем было что-то самоуверенное, даже утонченное, не без достоинства он смотрел на нас молодых людей, свысока, но и к другим помещикам не питал особенного уважения; о прежнем барине отзывался небрежно, а свою братью просто презирал за невежество.

Сам он умел читать и писать, выражался правильно и вразумительно, и водки не пил. В церковь ходил редко, так что его раскольником считали». К этой же категории следует отнести пронырливую и хитрую горничную барыни Лизаветы Прохоровны — Кирилловну из рассказа «Постоялый двор». Автор говорит, что «Кирилловна пользовалась большим влиянием на свою госпожу и очень искусно умела устранять соперниц».

Эта женщина выдает замуж горничную Дуняшу, как бы доброжелательствуя ей, и потом за полученные на магарыч 200 рублей уговаривает барыню незаконно продать двор мужа Авдотьи. Кирилловна то и дело обирает и обсчитывает барыню, пользуясь ее доверием. У Кириловны талант правителя; она умеет и знает, как следует говорить с барыней, как с мужиком, как с дворовым человеком.

В заключении упоминается, что впоследствии Кирилловна откупил ась от барыни за порядочные деньги и «вышла замуж по любви за какого-то молодого, белокурого официанта, от которого терпит муку горькую».

Дворовые люди в рассказах Тургенева «Записки охотника»
2.6 (52.5%) 8 votes
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2019 Инфошкола