5
(4)

I

В Петербурге, в доме на Гороховой улице Илья Ильич Обломов, проснувшись, лежит, как обычно, в своей постели. Это человек лет тридцати двух-трех, приятной наружности, с мягким выражением лица, не по-мужски изнеженным телом. По его лицу «вольной птицей» гуляет мысль, но сосредоточенности нет. Все движения Обломова сдерживаются ленью, не лишенной своего рода грации.

Лежанье — обычное состояние Обломова. Он редко выходит из квартиры и может несколько дней не покидать комнаты. В этот день Обломов, однако, сильно озабочен: накануне он получил письмо от старосты из деревни о том, что в хозяйстве снова неурожаи, недоимки и надо принимать какие-нибудь меры.

Обломов давно получает такие письма и все никак не может закончить план переустройства деревни. Илья Ильич решает быстро встать и заняться делами. Полчаса лежит в постели, затем зовет Захара, старого крепостного слугу, который обыкновенно сидит на лежанке, погруженный в дремоту, и недоволен тем, что барин его беспокоит. Он часто ворчит на Обломова, между ними происходят перебранки, однако Захар очень предан своему господину. Он входит в комнату, а Обломов уже забыл, что собирался вставать.

Илья Ильич снова зовет Захара через некоторое время и требует, чтобы он отыскал письмо старосты. Оно не находится, начинаются взаимные упреки. Из диалога становится понятно, что Захар не хочет и не может поддерживать чистоту, и самому Обломову это не
слишком нужно, потому что для того чтобы началась уборка, ему нужно встать с постели и выйти из дома.

Захар напоминает еще о двух проблемах: во-первых, Обломов задолжал зеленщику, мяснику и т. д., во-вторых, хозяин требует съехать с квартиры. Обломов страдает от всех навалившихся на него забот.

II

К Обломову приходят посетители. Первый — светский франт Волков, который сообщает Обломову, что все общество едет сегодня в Екатерингоф на празднование 1 Мая, приглашает Обломова, тот отказывается. Рассказывает светские новости, Обломов отвечает, что все это скука адская. Волков не понимает, как вечера, балы, игры, гулянья могут быть скукой. Когда Волков уезжает, Обломов размышляет о светском обществе.

Приходит чиновник Судьбинский, старый сослуживец Обломова, и рассказывает о своей работе: он уже начальник отделения, поэтому теперь появляется на службе не в 10 часов, а в 12. Рассказывает он и о том, что начальник Фома Фомич без наград никого не оставляет, а на лето выдумает Судьбинекому командировку: можно будет отдохнуть и получить деньги.

Судьбинский говорит, что скоро женится: приданое великолепное, да и сама невеста «мила». Он, как все общество, едет в Екатерингоф на гулянье и приглашает Обломова, который, конечно, отказывается.

Занятый своими мыслями, Обломов не замечает, что у его постели стоит другой посетитель. Это Пенкин, беллетрист, ратующий за реальное направление в литературе. Он говорит, что написал рассказ о том, как один городничий бьет мещан по зубам, а мещане — страшные мошенники. Пенкин уходит, а Обломов думает, что литератор тратит мысль и душу на мелочи, торгует умом и воображением, насилует натуру.

Следующий посетитель, Алексеев, — человек, у которого никогда нет ни мнения, ни желаний, ни воли. Он подаст нищему милостыню, если это сделает кто-то другой, но равным образом и посмеется над ним, если другие будут смеяться. Алексеева послали к Обломову, чтобы он привез его в Екатерингоф, но Обломов оставляет Алексеева у себя, чтобы посоветоваться насчет проблем.

Алексеев сочувствует Обломову, но предложить что-нибудь дельное не может. Обломов надеется только на Штольца, который обещал скоро быть, а сам не едет. В это время в передней раздается отчаянный звонок.

III

Входит Михей Андреевич Тарантьев, земляк Обломова, человек очень грубый, относящийся к миру крайне недоброжелательно, чувствующий себя постоянно обиженным. Тем не менее ум у Тарантьева бойкий и хитрый, но при этом дальше слов у него дело никогда не шло. Обломов принимает Тарантьева потому, что тот приносит какие-то известия извне, а кроме того, Обломов простодушно верит, что Тарантьев способен дать путный совет.

IV

Тарантьев старается поднять Обломов а с постели, и ему это удается. Обломов жалуется гостю на свои несчастья, а Тарантьев предлагает ему переехать завтра же к своей куме на Выборгскую сторону. Обломов отказывается, так как это очень далеко: нет театров, магазинов поблизости. Герой также жалуется на старосту.

Тарантьев же предлагает самому отправиться в деревню и на месте разобраться. Обломов и слышать не хочет, чтобы ехать в деревню. Напоследок гость просит, чтобы Обломов дал ему фрак, потому что нечего на свадьбу надеть. Тот соглашается, но Захар, который Тарантьева терпеть не может, фрак не дает, напоминая, что он до сих пор не вернул барские жилет и рубашку. Обиженный, Тарантьев уходит.

V

Обломов живет в Петербурге уже 12 лет. В молодости он был полон стремлений, желаний, мечтаний. Но шли годы, а он так ничего и не сделал, только располнел. Особенно озадачила его служба. Он полагал, что чиновники — это большая семья, что все пекутся друг о друге, а начальник — «отец подчиненных». Но все оказалось вовсе не так, как представлял себе Обломов. Начальник был человек мягкий, однако все почему-то робели в его присутствии, говорили не своим голосом, и Обломов также терял голос, когда с ним заговаривал начальник.

Так Илья Ильич прослужил два года, но однажды он по ошибке отправил важную бумагу вместо Астрахани в Архангельск. Переносить страх ожидаемого наказания было мучительно, и Обломов подал в отставку. Более он никогда не служил.

Роль в обществе тоже не удалась. В свете он получал немало благосклонных женских взглядов, однако в плен красавицам не отдавался, не был «прилежным поклонником» хот Я бы потому, что это требовало много хлопот. Все более и более Обломов тяготился светом, где целый день надо быть одетым, где приличия запрещают снять галстук или расстегнуть жилет.

С каждым днем Обломов «все крепче и постояннее водворялся в своей квартире», а позже и вовсе перестал выходить.Только Штольцу удавалось иногда вытащить Обломова из дома, но он часто отлучался из Петербурга, а без него Илья Ильич вновь погружался в уединение.

VI

Дома Обломов иногда читал, но апатия заставляла его оставлять книгу недочитанной. Расставшись со службой и обществом, Обломов понял, что его удел — «семейное счастье и заботы об имении». Отец Обломова не думал, как улучшить урожаи и проч., а просто радовался, если доход был хороший, но ежели приказчик приносил денег меньше, присвоив себе какую-то часть, то отец со слезами говорил, что надо за все благодарить бога.

Дела же в имении с каждым годом шли все хуже и хуже, и после смерти отца Обломову надо было самому поехать туда, чтобы заняться хозяйством. Но он все откладывает, придумывая разные причины. Илья Ильич строил план переустройства имения в мечтах.

Обломов не чужд и всеобщих человеческих скорбей. он даже иногда плачет над бедствиями и страданиями человеческими. Все, однако, думают, «что Обломов так себе, только лежит да кушает на здоровье, и что больше от него нечего ждать; что едва ли у него вяжутся и мысли в голове » , Только от Штольца не скрыта душа Обломова, его гуманное сердце, работа ума.

VII

Захару за пятьдесят лет. Он принадлежит двум эпохам, которые наложили на него отпечаток. «От одной перешла к нему по наследству безграничная преданность дому Обломовых, а от другой, позднейшей, утонченность и развращение нравов».

Он постоянно лжет барину, любит выпить и посплетничать, помаленьку ворует деньги, ест то, что слугам не положено, рас- страивается, когда барин доедает все до крошки.

Захар неопрятен, редко моется, очень неловок и постоянно все разбивает. Он делает только то, что однажды принял в круг обязанностей. Но, несмотря на все это, может умереть ради барина, однако если бы, например, нужно было для спасения жизни барина просидеть у постели всю ночь, он непременно бы заснул.

Захар ленив, поэтому, когда на него в Петербурге навалилось все хозяйство Обломова, стал угрюмым, грубым, постоянно брюзжит, ворчит, препирается с барином. Однако связь между Обломовым и Захаром неистребима. Они не представляют жизнь друг без друга.

VIII

Закрыв двери за Тарантьевым и Алексеевым, Захар напоминает Обломову, что пора вставать, умываться и писать письмо хозяину квартиры. Обломов соглашается, говорит Захару: «Ты поди, а я подумаю». Он начинает мечтать, представляя себе план будущего имения.

Хозяйственным преобразованиям он внимания практически не уделяет, зато в подробностях представляет себе дом, сад, а также рисует восхитительные картины жизни в имении. Мечты о райской жизни прерывают голоса на улице: кто-то предлагает купить картофель, кто-то просит милостыни.

Внезапно Обломов вспоминает о письме старосты, о квартире. Он решает немедленно встать и приняться за работу, зовет Захара, но вдруг погружается в задумчивость и просит Захара принести ему сыру и мадеры. Начинаются обычные препирательства: сыра нет, денег на то, чтобы купить, нет и проч.

Захар приносит завтрак и во время трапезы напоминает Обломеву о письме хозяину. Тот называет Захара «ядовитым человеком», запрещает говорить о проблемах, однако все же садится писать, но получается некрасиво и нескладно. Замучившись, Илья Ильич рвет и бросает на пол письмо.

Приходит доктор, который говорит, что если Илья Ильич еще два-три года будет вести подобный образ жизни, то умрет. Доктор советует ехать за границу, путешествовать, однако избегать напряжения ума, мыслей, забот и волнений. Обломов ужасается советам доктора.

После ухода доктора Захар, который вынужден общаться с хозяином квартиры, опять напоминает о переезде. Обломов рисует страшную картину переезда: он должен будет уйти на целый день, неизвестно где обедать, после не иметь возможности прилечь, а в это время при переезде все будет поломано, потеряно, забыто и проч. Но тут Захар имеет неосторожность сравнить Обломова с «другими», которые переезжают.

Между слугой и барином начинается перепалка, в результате которой оба остаются даже растроганными. Обломов просит Захара принести квасу и ложится спать.

Лежа Обломов думает, что авось все сложится самой собой «как-нибудь» и не надо будет переезжать. Но вдруг он вспоминает, что даже не умылся … Герой начинает размышлять, что «другой» уже давно бы написал письма и хозяину квартиры, и в деревню старосте, а может, даже и с квартиры бы съехал.

Почему же он не может? Обломов понимает, что многие стороны его души не получили развития, а между тем в нем есть светлое начало. Обломов успокаивается и засыпает, думая, отчего же все-таки он такой. Сон переносит его в другое место, в другую эпоху, к другим людям.

IX

Сон Обломова

Герой видит во сне родную Обломовку — благословенный, мирный уголок земли, где небо с любовью обнимает землю, солнце светит ярко и жарко в течение полугода, а потом медленно уходит на покой. В трех-четырех деревеньках этого уголка тихо, сонно. Места в Обломовке были непроезжими, и люди плохо представляли себе, что делается за пределами их края.

Илья Ильич видит себя маленьким. Он просыпается утром, няня натягивает ему чулочки, он шалит, и они хохочут. Приходит мать, осыпает его поцелуями, спрашивает, как ребенок спал, не металея ли во сне. Затем ведет мальчика к образам, молится страстно.

Когда Обломов видит во сне мать, он плачет. Затем Илье Ильичу грезится утреннее чаепитие: за столом сидят родственники и гости, и все подхватывают Илюшу, осыпают ласками и похвалами, кормят булочками, сухариками. Потом Илюша идет гулять, ему хочется бежать на сеновал, к оврагу, забраться на галерею, все узнать, все изведать. Но нянька, которой мать наказала строго-настрого следить за ребенком, останавливает его.

Главною заботой обломовцев была пища. С самого утра и до полудня слышен был стук ножей, предвещавший обильный, вкусный обед. В полдень дом как будто вымирал: наступал час всеобщего послеобеденного непобедимого сна.

После сна все пили чай, затем занималисъ чем-нибудь: кто- то пойдет к реке, кто-то смотрит в окно. Но вот начинает смеркаться, на кухне опять стучат ножи: готовится ужин. Вечером дворня играет в горелки, слышится балалайка, смех. Затем все ложатся спать.

В возрасте тринадцати- четырнадцати лет Илья Ильич учился у немца Штольца, управляющего в селе Верхлево. У Штольца был сын Андрей, друг Обломона. У обломовцев не было тяги к знаниям, однако времена Скотининых и Простаковых уже прошли, и родители Обломов а понимали, что чины приобретают сейчас путем ученья.

Счет времени в Обломовке велся по праздникам, по разным семейным и домашним случаям. Ничто не нарушало привычного течения жизни. Обломовцы понимали жизнь как идеал покоя и бездействия, труд считали наказанием, наложенным богом еще на праотцов, и старались его избегать. В такой обстановке жил Илюша Обломов: он никогда ничего не делал сам, и его духовные силы «никли, увядая».

Х

Пока Обломов спит, Захар выходит за ворота к знакомым, чтобы поругать господина. Однако как только кто-то из других слуг говорит об Обломове без должного почтения, Захар горячо защищает своего барина: он золото, добрая душа, умница, красавец. Захара успокаивают, приглашая в пивную; он соглашается,

ХI

В пятом часу Захар пытается разбудить Обломова. Происходит обычная в такой ситуации сцена: Обломов сопротивляется, Захар, думая, что Обломов не слышит, называет его чурбаном осиновым, Обломов внезапно вскакивает, бросается на Захара, но на третьем шаге останавливается, потягивается, просит квасу.

Все это видит Штольц, который только что приехал. Обломов слышит его громкий смех и в восторге кидается к другу. Рад и Захар, который очень любит Штольца.

5 / 5. 4

.