0
(0)

Сцена сожжения денег Настасьей Филипповной. Анализ главы 9, части I романа Ф. М. Достоевского «Идиот».

Одним из самых напряженных моментов, до предела обостряющих противоречивость характера Настасьи Филипповны, является сцена сжигания денег в главе 9 части I. В ней во всей полноте проявился принцип, отстаиваемый Достоевским и состоящий в том, что душа человека – это поле непрерывной битвы между своеволием и христианской любовью к ближнему.

Первое знакомство с Настасьей Филипповной происходит «заочно»: о ней князю рассказывает в поезде Парфен Рогожин. В доме Иволгиных Мышкин видит портрет «гордой красавицы», и лицо на нем поражает князя. Как он объясняет окружающим, в этом лице «много страдания». Однако вместе с тем он замечает и то, что «это лицо ужасно гордое». Эксцентричный визит к Гане, когда Настасья Филипповна показывает себя «вовсе не такой, какая она есть на самом деле», усиливает противоречивые чувства читателя.

Со временем нам становятся известны и некоторые подробности прошлой жизни Настасьи Филипповны. В семилетнем возрасте героиня осиротела и воспитывалась в деревне богатого помещика Тоцкого, который, когда ей минуло шестнадцать лет, сделал ее своей любовницей. Переехав в Петербург, робкая и задумчивая девочка превращается в ослепительную красавицу, в «необыкновенное и неожиданное существо», одержимое гордостью, мстительностью и ненавистью к своему «благодетелю».

Она до глубины души презирает «сильных мира сего», одержимых жаждой власти, наживы, развлечений и удовольствий. Она видит, насколько уродливы и мелки их души, недаром в одну из своих встреч с князем она говорит ему: «Впервые человека вижу». Однако видит она и то, что в таком мире ценятся не душевные качества, не милосердие и сострадание к слабым, а напротив, умение слабого унизить, обобрать, любыми способами добыть себе власть и богатство. Не случайно «гордую красавицу» постоянно пытаются продать или купить. Рогожин хочет купить ее любовь за сто тысяч, Гане предлагают за то, что он женится на Настасье Филипповне, семьдесят пять.

Униженная гордость героини восстает, и она разом порывает со своим окружением – отказываясь и от унизительных для нее условий замужества, и от денег. Именно для этого она устраивает у себя дома званый вечер.

Собравшиеся, по предложению Фердыщенко, играют в своеобразную «игру» – каждый из присутствующих рассказывает о «самом дурном поступке в его жизни». Однако ни Епанчин, ни Тоцкий, со свойственным им лицемерием, не рассказывают ничего их компрометирующего. В разгар вечера незваным появляется Мышкин, и когда очередь рассказывать доходит до Настасьи Филипповны, она обращается к князю и спрашивает его, выходить ей за присутствующего здесь же Ганю или нет. Князь отвечает «нет». Но «освобождение» героини на этом только начинается.

Видя и понимая все это, Мышкин бросается ее «спасать» – он предлагает ей свою руку. Настасья Филипповна, к которой впервые за ее жизнь отнеслись по-человечески, инстинктивно тянется к князю, но все та же гордость не позволяет ей принять его предложение. Жалость унижает человека гордого. Ей ли, наложнице Тоцкого, мечтать о счастье с князем? Ей ли, «рогожинской», быть княгиней? Да и разве может она «младенца такого сгубить»? Мышкин думает, что словами вроде «вы не виноваты» сможет разбить оковы опутавшего ее зла. Но Настасья Филипповна, сознавая свое падение, жаждет искупления греха, а вовсе не уверений в собственной безгрешности.

Но вместе с тем, сознавая свою «подлость», она понимает и то, что окружающие ее люди еще более подлы. В особенности Ганя, который за семьдесят пять тысяч, предложенных Тоцким, готов был взять ее в жены. Она соглашается ехать с Рогожиным, а те сто тысяч, которые он принес, чтобы купить ее любовь, бросает в огонь. После этого ставит условие Гане – если он голыми руками вытащит из камина ее деньги, то сможет их взять себе. После чудовищной борьбы, которая
происходит в душе Гани, он отказывается и пытается уйти, но падает в обморок. В награду за то, что он оказался не таким подлецом, как она полагала, Настасья Филипповна всю пачку денег (которую достали из камина) оставляет Гане.

Итак, в сцене сжигания денег из 9 главы тома 1, как и во всем образе Настасьи Филипповны, нашли свое отражение характерные для творчества Достоевского идеи. В первую очередь это представление о человеке, как о средоточии двух разных начал – светлого и темного, желания «по своей воле пожить» и жертвенной, христианской любви к людям. Другая идея – невозможность осуществления идеала в реальной жизни, несовместимость христианских заповедей с противоречивой и склонной к саморазрушению личностью современного человека. Христианская идея «вселюбви» утверждается Достоевским как некий всеобщий ориентир, направление движения, то, к чему следует стремиться, несмотря на его недостижимость. Ведь, по Достоевскому, каждый человек заслуживает понимания и сострадания, так как каждое, пусть даже самое падшее, существо есть образ Божий.

0 / 5. 0

.