0
(0)

Достаточно сложна и интересна и творческая биография Иннокентия Федоровича Анненского (1855—1909). Поэт неоднократно заявлял о своей символистской ориентации, хотя личные контакты с отдельными представителями этого течения он установил лишь в последний год своей жизни.

Поэтическая судьба Анненского сложилась драматично. Начав писать стихи еще в 70-е гг., он в течение десятилетий не публиковал ни одной строки, полностью посвятив себя педагогической (долгие годы он был директором Царскосельской гимназии) и переводческой деятельности.

Единственный прижизненный сборник стихотворений Анненского был выпущен в свет в 1904 г., когда ему было уже 49 лет. Анненский мечтал об отставке, чтобы целиком отдаться писательской работе, но эти планы перечеркнула внезапная смерть: 30 ноября 1909 г., на заре литературной славы, он скончался от сердечного приступа. Издание основных поэтических опытов Анненского было осуществлено его сыном.

Мир поэзии Анненского изысканно графичен, полон намеков и целомудрен. Ему чужды поэтическая экспансия, уиство красок, эпатажная экзотика. Лирике Анненского рисуще приглушенное камерное звучание, причудливая, всегда психологически мотивированная ассоциативность, пристальное внимание к детали.

Значительное место в поэзии Анненского принадлежит теме смерти,’ тоски, уныния, апатии (стихотворения «У гроба», «Ненужные строфы», «Тоска», «Трактир жизни» и др.)

Однако пессимизм Анненского не был данью модного поветрия в литературе, «сумеречность» его лирики объясняется его социальной совестливостью, мучительным неприятием, отвержением бездуховной действительности, бесплодными поисками идеала. «Я — слабый сын больного поколенья»,— признается он в стихотворении «Эго».

Лирика Анненского в значительной степени импрессионистична. Он наследует прежде всего импрессионизм А. Фета. Пейзажные зарисовки в его поэзии несут в себе сублимированное переживание, драматическое в своем существе, которое реализовано прихотливо и почти иррационально, что отмечали многие критики и литературоведы.

«Его мысль,— писал, например, В. Брюсов об Анненском,— всегда делала причудливые повороты и зигзаги, он мыслил по странным аналогиям, устанавливающим связь между предметами, казалось бы, вполне разнородными»8. Вот пример, один из многих, такой неожиданности:

И желтый шелк ковров, и грубые следы,

И понятая ложь последнего свиданья,

И парков черные, бездонные пруды,

Давно готовые для спелого страданья.

(«Сентябрь»)

«Спелое страданье» — образ, который как бы выносит наружу то, что таится во внешних реалиях осеннего пейзажа и улавливается глубинной поэтической интуицией.

Анненский — большой мастер пейзажа. Окружающий мир для него многокрасочен и многозвучен, полон движения. В некоторых стихотворениях — «Ветер», «Ноябрь», «В тихих песнях», «Май», «Весна» — он создает яркие, порою умиротворенно-живописные образы. Но в целом его лирика природы тоже драматична и даже трагична. В ней звучит тоска и печаль по безвозвратно уходящему времени:

Сейчас наступит ночь. Так черны облака…

Мне жаль последнего вечернего мгновенья:

Там все, что прожито,— желанье и тоска,

Там все, что близится,— унылость и забвенье.

(«Тоска мимолетности»)

Поэтизацией глубокого, искреннего чувства отличается нсцрогочисленная любовная лирика Анненского:

Если б вдруг ожила небылица,

На окно я поставлю свечу,

Приходи… Мы не будем делиться,

Все отдать тебе счастье хочу!

(«Canzone»)

Но любовь у Анненского тоже драматична. Ее постоянные спутники — разлука и печаль:

Что счастье? Чад безумной речи?

Одна минута на пути,

Где с поцелуем жадной встречи

Слилось неслышное прости?

(«Что счастье?»)

Анненский был не только поэтом, но и критиком, а также драматургом. Он создал четыре трагедии в стихах на сюжеты эллинской мифологии.

Трагедии Анненского — это прежде всего мир страдающего человека. Их герои — люди мятущиеся, терзаемые и терзающиеся, стоически переносящие удары судьбы и произвол неправедных богов, олицетворяющие подлинное человеческое достоинство.

В одной из своих статей Анненский назвал творчество Достоевского поэзией совести. Такой была поэзия и самого Анненского. Оно пронизано острым осознанием своей причастности к судьбам людей, тревогой за человека, за все живое и сущее. В этом суть всей гуманистической позиции Анненского — поэта и гражданина.

0 / 5. 0

.