ЖЕСТОКИЙ МОРАЛЬНЫЙ УРОК В ПОЭЗИИ БОДЛЕРА

Шарль Бодлер принадлежит к когорте тех поэтов, которые в своих современников не нашли ни понимания, ни признания. В тогдашнем обществе его считали богохульником и анархистом, опасной и аморальной, даже сумасшедшей человеком.Лишь отдельные люди, в основном деятели искусства, сумели увидеть в нем великого поэта.

Такое отношение к Бодлера его современников объясняется тем, что поэт с ранней юности и до конца своей жизни находился в постоянной конфронтации с моралью и взглядами на жизнь представителей тогдашнего общества. Этот конфликт был настолько непримиримым, что невозможно было представить любую другую решения жизни поэта, кроме трагической. Шарлю Бодлеру судьба подарила всего сорок шесть лет жизни, но и за небольшой срок своей творческой деятельности он стал представителем элиты классической поэзии.

Литературную судьбу поэта определила его одна единственная поэтический сборник, которой он дал название «Цветы зла». Замысел создания этого сборника возник у Бодлера еще в юности. Поэт вспоминает о намерении выпустить небольшую книгу стихов в «Салоне 1846», а через два года появляется сообщение о намерении Бодлера выпустить поэтический сборник «Лимбы». Наконец в 1851 году под этим названием в одной из малотиражных газет печатается небольшой цикл стихов Бодлера из одиннадцати стихов. И только в 1855 году довольно респектабельный журнал под названием

«Ревю де Дю Монд» опубликовал еще восемнадцать стихов Бодлера. Именно они принесли поэту безусловный успех. К нему пришла хотя еще едва заметная, но уже настоящая популярность, и было достаточно для того, чтобы модный издатель Огюст Пуле-Маласси в декабре 1836 года купил у Бодлера права на издание книги «Цветы зла». Через полгода поэтический сборник вышел в свет.

Название в сборник своих стихотворений поэт искал долго и вышла она удивительно выразительной и емкой, потому что рядом с противоречиями самого Бодлера сфокусировала в себе и противоречия эпохи, в которую жил поэт. В названии книги поэту удалось передать личное принятия окружающего мира как царства сплошного зла, и вместе с тем собственный взгляд на эту печальную реальность.

Современниками поэтический сборник была трактована как недостойное поэтизация безнравственности. Сам поэт утверждал, что сборник надо оценивать только как единую книгу, а не по каждому отдельному стихах. Именно так из этого сборника следует жестокий моральный урок современникам поэта и его потомкам.

После 1848 года поэт переживает глубокий драму. Он пытается переосмыслить события французской революции и трактует их с философской точки зрения. Но если раньше Бодлер склонялся к тому, что мир является шаткой сбалансированностью добра и зла, то все он приходит к выводу, что зло всесильно. От противоречий жизни и зла поэт и сам неоднократно страдал, поэтому в сборнике стихов он наиболее внимания уделяет именно этим аспектам. Бодлер, в отличие от мещанской привычки самоуверенно судить, утверждал, что в каждом из нас есть два стремления, одно из которых направлено к Богу, а второе — к Дьявола.

Тем самым он отрицал однозначное и однобокое трактовка человека и его души. Понятно, что призыв к Богу — это желание как можно выше подняться в духовном отношении, а вот призыв к Дьявола — это наслаждение от собственного падения и животность человека. Поэт с вызовом поэтизировал именно то, что в обществе можно назвать падением. Но это не значит, что Бодлер смирился и признал превосходство зла. Как сказал о нем А. Блок: «своей поэзией он убеждал, что и находясь в аду, можно грезить о белоснежные вершины».

Поэтический сборник «Цветы зла» создавалась поэтом на протяжении всей жизни, поэтому и вобрала в себя все лучшие произведения из его поэтического наследия.«Цветы зла» — это цельное произведение, где все части и отдельные стихи органично связаны между собой. Сборник состоит из посвящения, вступления и шести циклов — «Сплин и идеал», «Парижские картины», «Вино», «Цветы зла», «Бунт» и «Смерть». Все разделы объединены по проблемно-тематическому принципу.

Композиционную структуру книги «Цветы зла» и ее основную часть «Сплин и идеал» определила двополюсность ощущение, которая открывается тремя стихотворениями «Благословение», «Альбатрос» и «Лет», где утверждается божественная природа человека Она с наибольшей полнотой воплощена в фигуре поэта, «трепетный дух» которого бежит от «земной болезнетворной гнили», чтобы скорей взлететь ввысь — в «светлую даль», и «тайные сферы». И Бодлер не стремится удержаться на этой высоте.

От первой части «Сплин и идеал» до последней, которая состоит из стихов «Сплин», «Марево», «Жажда небытия», «Алхимия страдания» и «Часы», отчетливо наблюдается нисходящая линия, которая ведет не «сплина» к «идеала», а наоборот, от «идеала» к «сплина», от Бога — к Дьявола.

Первый цикл — «Сплин и идеал», как и вообще весь сборник, представляет собой лирическая драма, где идеалам человека противостоит не окружающая действительность , а болезненное душевное состояние под названием «сплин», порожденный этой действительностью. Благодаря такому подходу поэту удалось заглянуть в самую бездну человеческого душевного мрака и отчаяния.

Во всех стихах сборника «Цветы зла» противопоставляются Добро и Зло. Но это добро — не христианская любовь к другим людям или к Богу, это всепоглощающее стремление слияния с бесконечным вечным миром, стремление, которое может быть удовлетворено только физическими средствами, имеющими аморальное природу. Но именно в этом и есть корень уникальности стихов Бодлера. В них два противоположных полюса — Дух и плоть, Добро и Зло, Бог и Дьявол, — начинают превращаться друг в друга. Дьявол выступает как голос плоти, но этот голос является тоской по невозможным.

Она, в свою очередь, может найти удовлетворение только с помощью физического наслаждения. Вот почему Дьявол Бодлера не Ангел, а прежде всего — он земное воплощение Бога, а Бог — земной Дьявол. Эти две противоположности притягивают и одновременно отталкивают поэта, он замирает между ними, объятый ​​ужасом и очарован. Именно это утверждает стихотворение «Гимн красоте», в нем утверждается мысль, что Добро и Зло равно могут быть источником прекрасного.
«ли Бог, Сатана,

или нежный Херувим,
Чтобы лишь бремя жизни,
в государыня вдохновенная,
Сделала легче ты,
а вселенная — менее гадким! »

А вот красота в стихах поэта появляется то в образе женщины, которой грусть добавляет очарования («Печальный мадригал», «Рыжей нищенке», «К прохожей»), то в виде статуи, невозмутимой и непоколебимой, о грудь которой разбивается каждый, кто пытается раскрыть ее тайну («Гимн красоте»). Поэте не уверен, откуда появилась красота на земле. Возможно, она сошла с небес, а возможно, поднялась из морской пучины. Но именно красота, какого бы она ни была происхождения, делает мир ближе, а удары судьбы не такими страшными.

Именно ощущение «ужасов жизни» заставляло поэта искать новую, неведомую красоту, которая растет на почве расстройства и отчаяния в мире, где побеждает зло.Не случайно в предисловии к поэтическому сборнику Бодлер сформулировал главный пункт своей эстетической программы как «добыча красоты со зла». Основой книги «Цветы зла» стала символика и противопоставление, единства и противоположности.Например, в стихотворении «Падаль» воспевается вечность, которая сравнивается материальностью.

«Так скажите, краса, червям,
что в жажде
поцелуями тело истребят,
Я сохранил от любви, тлеет в могиле,
божественную и форму, и суть ».

Благодаря единой сборке Шарль Бодлер стал одним из основателей символизма, в творчестве которого гармонично соединились символические и романтические элементы. «Цветы зла», хотя и сделали Бодлера известным, но не принесли ему литературного признания. Пожилой денди, который вел странный образ жизни, он был похож на поэтов-романтиков старшего поколения — Гюго, Готье и других. Однако литературная прогрессивная молодежь была готова признать Бодлера своим «мэтром». В 1864 году 20-летний Поль Верлен написал дифирамб в его адрес, но Бодлер оттолкнул руку помощи: «Ничего так не люблю, как быть в одиночестве».

После выхода в свет поэтического сборника Бодлера оставалось жить всего 10 лет. И до конца своей недолгой жизни поэт верил, что его стихи, как и лучшие произведения Гюго, Готье, Байрона, оставят след в человеческой памяти. Так оно и случилось. Его не только читали — у него учились. Учителем Бодлера называли Рильке, Элиот и Брюсов, его в своих произведениях упоминали Франко, Л. Украинской, В. Стефаник, а украинский язык произведения Бодлера зазвучали благодаря талантливым переводам Грабовского, М. Драй-Хмары, Терещенко и других .

Поставь оценку статье
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

© 2019 Инфошкола